guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Почему я живу в России.



 Все вы, господа и дамы, наверное, уже  прочитали вот этот пост. http://community.livejournal.com/pora_valit/350.html

Те, кто ежедневно просматривает ЖЖ, обязательно должны были на него наткнуться. Это о необходимости как можно скорее валить из России. Хорошо написано, убедительно. Вот почитайте небольшой отрывочек.


Если на улице снег - скорее всего зима.
Если вы получили зарплату - видимо вы где-то работаете?
Если из года в год из вашего семейного бюджета воруют половину и вы
ничего против этого не возразили - очевидно вы раб, не имеющий права
на возражения.
Какой же тогда смысл объяснять рабам их права?
Человек доживший до сознательного возраста свои права отлично знает сам. Если так случилось, что права человека ущемляются, и те кто должен их оберегать
не делают этого - разумный человек постарается уйти из этого места.
Останутся только рабы, их хозяева, дети и старики.


          Почему же я до сих пор не свалил? Почему остаюсь здесь и упорно топчу эту эту немилосердную и страшную российскую землю? Может быть, я тоже раб бессловесный? Попробую объяснить это сначала для себя.
        Не буду бить себя в грудь тупым предметом и кричать, что я патриот и как я люблю свою Родину. Патриот - это словечко такое заезженное, затёртое. Назовёшь человека патриотом, а он, глядишь, и обидится.
         Просто расскажу о своей жизни. Живу я вон там.


      Это город Новоуральск. Чуть левее трубы и будет мой дом. Далеко-далеко, в дымке. Живём мы в двухкомнатной квартире общей площадью 44 квадратных метра. Нас трое. Я, жена и сын.
       Работаем мы с супругой в одном месте, в Станции Юных техников педагогами. Получаем около 20 тысяч. На двоих. Конечно, это немного, но мы ещё работаем и "сами",  делаем из бересты разные изделия и продаём через свой сайт. Вот чем мы занимаемся. Это наши туески.

         Хватает ли нам денег? Бывает всяко. Иногда сетуем на то, что деньги утекают как вода сквозь пальцы, но в долг никогда не жили. На хлеб, колбасу и бензин нам хватало всегда.
           Чувствую ли я, что меня так крупно обворовали?  Как же, ведь половину моего бюджета украли. Как это ни странно, но не чувствую. Наоборот, при социализме и чуть позже мы жили хуже. В те годы я даже и мечтать не смел, что у меня будет машина, дом, гараж и быстрый Интернет. Всё это появилось у меня при "алкаше" Ельцине, "вороватом" Путине, "непонятном" Медведеве.

           Чувствую ли я всеобщую ненависть? Ведь мы же, русские, должны ненавидеть друг друга. Раб ведь ненавидит не только своего хозяина, но и всех окружающих.  Своих коллег по работе, своего начальника, самого себя, наконец. И я, и все мои коллеги, и даже наш директор - люди не без недостатков. У нас случаются конфликты, но чтобы мы опустились до открытой ненависти? Это, мне кажется, просто немыслимо. Мы всё-таки педагоги, и дети подсознательно впитывают и наше отношение к окружающим тоже.

        Вот наш кабинет. Место, где мы работаем и учим детей. Не идеально, конечно. Линолеум на полу рваненький, в заплатках. Но стены чистые, штукатурка не отваливается. Здесь тепло. Почти всегда. И главное, кабинет довольно хорошо оборудован. Станки, инструменты. Конечно, не без проблем, но с этими обыденными проблемами мы свыклись. И справляемся с ними довольно успешно.

 

          Есть ли у меня претензии к власти? Есть. Но я не могу сказать, что ненавижу их лютой ненавистью за то и за это. За то, что они воры и катаются на яхтах стоимостью от... Мне плевать на стоимость их яхт. Власть в России всегда воровала, как сказал однажды Фазиль Искандер. Это как бы так и должно быть. За это можно их презирать. Но ненавидеть? И ещё. Больше всех врагов они боятся собственного народа.  Но и за эту трусость они достойны только презрения. Может быть, даже, презрительной жалости.  Не ненависти.

        Позволю себе небольшое отступление от темы. Попытаюсь рассказать, почему у нас чиновники  воруют. Как я это сам понимаю. Почему «полудержавный властелин» Алексашка Меньшиков тащил всё, что не прибито, а царь, государь и первый император Пётр ему это позволял? Как сказал кто-то из классиков: « Для того, чтобы дело шло у него должен быть штаб и этот штаб должен быть сытым». Вот поэтому-то сволочь Жданов и ел мандарины в блокадном Ленинграде, а ещё один какой-то упырь бегал вокруг Смольного на лыжах, чтоб не разжиреть.

         Пётр позволял Меньщикову красть, а Сталин позволял Жданову есть мандарины во время голода потому, что нужно было купить  преданность приближённых в тяжёлое для страны время. То же самое и теперь. Власть позволяет «этим» воровать, чтобы купить их преданность. Власть так поступала всегда. Почему же именно сейчас нас это так раздражает?

        А это потому, что аппетиты у «них» повысились. Во время перестройки один американский исследователь «странной русской жизни» говорил: «Ну что это за знаменитые министерские дачи, с которыми все борются? Это ж просто деревянные домики». Теперь «лучшие люди» поняли, как должны жить настоящие сеньоры, и деревянных домиков им стало недостаточно. Нужны дворцы и заграницы. К тому же появился Интернет, никем не контролируемое информационное пространство. И все эти их дачки и пикнички, то, что раньше было «келейно», в своём кругу, теперь выползло на свет Божий и колет нам всем глаза.

      Так  вот и получилось, что «они» стали жить значительно лучше, а мы нет. Мы тоже стали жить богаче, но не настолько. В чём причина того разочарования в жизни, которое охватило сегодня всех? В том, что мы, отказываясь от социализма и Советской империи, надеялись на то, что будем жить богато. Как на Западе. Большинство из нас тосковало отнюдь не по свободе слова или свободе предпринимательства. Нам просто хотелось материальных благ. Именно ради этого люди пошли «сокрушать» социализм. Социализм сокрушили ценой больших потерь. И что? Стали жить так же богато, как западники? Нет. Почему? Тут возникают два варианта ответа. Плохой и ещё хуже. Плохой –  власть заворовалась, все деньги потратил Путин на свой дворец в Прасковеевке. И хуже – мы русские – никчёмное пьяное быдло, которое не может ни работать, ни думать и просто неспособно заработать себе на достойную жизнь.

      Между тем, на эти скользкие вопросы ответил Паршев. Именно он высказал ту мысль, что мы ни при каких условиях не сможем жить лучше западников или хотя бы наравне с ними. Даже если все будем умнее умного и трудолюбивей самого трудолюбивого. У жителя севера Калифорнии всегда будет преимущество перед жителем юга Якутии. Слишком много жизненных сил, труда, топлива и денег расходуется на простое поддержание жизни в наших суровых условиях. И любой товар, выпущенный в России, будет стоить дороже аналогичного товара, сделанного в другом месте мира, там, где теплее и ближе к морю. Расходы на поддержание жизни входят в стоимость товара. Поэтому наши товары  неконкурентноспособны, а заводы, их выпускающие, разоряются.

     Как сказал кто-то на просторах Интернета: «У нас не демократии мало, у нас мало денег». Денег мало у государства. А откуда они возьмутся? Заводы не работают, экспорт небольшой и в основном сырьевой. Его уже не увеличить. А импорт растёт. Ведь собственный-то производитель в упадке. От этой-то нехватки денег у нас и проблемы с образованием, общественным транспортом, милицией, армией, субсидиями.

     Паршев подсказал и выход. Автаркия – самодостаточность государства. То, что в нём производится, в нём же должно и потребляться. Экспорт и импорт должны быть сведены к минимуму. Импортировать стоит только то, в чём есть крайняя нужда и что мы сами пока производить не можем. Своеобразный экономический железный занавес. Кстати, тот, прежний железный занавес – это оказывается не прихоть «маразматика» Брежнева. Это объективная необходимость. Нужно было защитить экономическое пространство страны от «открытого рынка». Сейчас нас ничего от него не защищает. Последствия мы видим.

      Согласимся ли мы на новый железный занавес? Естественно, нет. Или пока нет, но потом придётся? Мы ведь уже привыкли к дешёвым иномаркам, к разным электронным «чудесам», к одежде, мебели и ещё много чему «оттуда». И в одночасье менять всё это на отечественный товар сомнительного качества? И власть знает, что люди очень негативно отнесутся к подобной замене. Поэтому все мы и смотрим с надеждой куда-то вдаль. А вдруг нефть ещё подорожает? Если подорожает чуть-чуть, то и мы чуть-чуть поживём. Так что, революция в Египте нам только на руку. Вот и закончилось моё небольшое лирическое отступление, большей частью посвящённое пересказу книги Паршева «Почему Россия не Америка?».

          Вижу ли я, что вокруг меня  все алкоголики, наркоманы, преступники, моральные уроды и прочая мразь? Нет, не вижу. Близкие мне люди и те люди, с которыми я общаюсь, к мрази не относятся. А у меня довольно широкий круг общения. Это и дети, и их родители, и учащиеся нашей "взрослой" группы. Серьёзно пьющие люди встречаются, конечно. И есть даже один "бомж". Вернее, у него есть какое-то жильё, просто он живёт с того, что ищет металл на помойках. Он иногда приносит мне старые советские металлические игрушки. Хотя таких людей стало больше, всё же они являются редким исключением.

         Почему-то не встречал я ни разу ни одной проститутки. Вот вообще ни разу. Конечно, у нас город маленький. Но приезжая в Екатеринбург или в Березники или в Тагил не встречал и там. Не видел ни на одном вокзале. И вдоль дорог они у нас на Урале не стоят. Или я не там ходил, не там ездил?

          Страшно ли мне выходить на улицу? Нет. Не страшно. Я иногда хожу гулять по улицам ночью. Или езжу на велосипеде. И пока ни разу не пожалел, что у меня нет пистолета в кармане. Собак обычно боюсь больше чем людей. Они почему-то велосипедистов не жалуют. И за мной тоже гонялись.

            Боюсь ли я "злых чеченцев" и прочих нерусских? Боюсь. Но не так уж и сильно. У нас под боком в посёлке Верх-Нейвинске живёт много "людей с Юга". Обычно они торгуют на рынке. Киргизы, таджики, азербайджанцы. Некоторые из них приезжают сюда на заработки, для некоторых Урал уже стал родным домом. Иногда они мне бывают неприятны, но какой-то агрессии с их стороны я не замечал.

           Вообще, за последнее время один национальный конфликт у нас на Урале был.  В Берёзовском, это почти пригород Екатеринбурга. Одного кавказца, который пытался отнять оружие у милиционера, застрелили. Кого-то ещё посадили. И ОМОН патрулировал улицы какое-то время. Вот пожалуй и всё. Национальный конфликт у нас затих, едва начавшись. И не имел пугающего продолжения. Никто, слава Богу не выходил на улицы кричать:                           
- Свердловск-русский город!

        Вымогали ли у меня гаишники взятку? Нет. Ни разу. Наверное, это потому, что у нас город маленький, машин немного и можно ездить по улицам, не нарушая правил.
 
         Ну ладно. На сегодня хватит. Писания свои пока прекращаю. А вы, мои дорогие читатели, подумайте на досуге.
Раб я всё-таки или человек свободный?
Нормальна ли моя жизнь или в чём-то ущербна?
                    
                                                   Продолжение будет.
     Продолжаю, спустя дня три. Конечно, у людей. которые прочли всё вышеизложенное, могут возникнуть возражения. Например. Ты пишешь о том, что вокруг тебя "всё нормально", а сам живёшь в изолированном, далёком от реальной жизни мире. Ты живёшь среди интеллигентов, в закрытом атомном городе, в особых условиях. Там, где были "атомные" привилегии и проводилась "селекция". "Селекция" была такая. Всех, кто был осуждён и вернулся из тюрьмы, в город уже не пускали. Поэтому люди у вас лучше, чем везде.

        Даже не знаю, что и сказать. Скажу лишь то, что я не всегда жил среди интеллигентов. Я был сварщиком, формовщиком бетона, работал в столярном цехе и на дробилке. Но мне и тогда некого было ненавидеть, и никто не испытывал ненависти ко мне. А насчёт "селекции". Она была не только у нас. В Мосвке и Ленинграде тоже высылали "за сто первый километр". Так что же, там люди лучше? А "атомных" привилегий у нас в городе почти не осталось.

         Теперь о "блистающем" западном мире. Вот он. Красиво. Вот Париж, а вот Болонья с высоты самой высокой колокольни.




Н
Нигде я  не был. Карту памяти с "Парижем" мы нашли на улице, а Болонью фотографировала наша знакомая, уехавшая на Запад жить. А смог бы я жить там?

         Переезд заграницу - всегда стресс. Смогу ли я просто физически пережить этот стресс? Меня учили "хоть плохое, да моё", а тут заграницей всё чужое. И плохое и хорошее. Герои Шолом-Алейхема, эмигрировавшие из своего местечка в Нью-Йорк, были, наверное, в лучшем положении. Они ехали семьями с родственниками и друзьями. У них  за океаном было много "своего". Была даже своя "касриловская" синагога. А мы, переехав, повиснем в пустоте. Ведь с возрастом становится труднее знакомиться, заводить  новых друзей.

          Теперь о профессии. Я педагог и берестянщик, мастер русских народных промыслов. Смогу ли я "там" работать по призванию? Хотя я слышал историю об одном мастере из Тагила по фамилии Галлер, что уехал в Германию. Живёт, говорят, припеваючи. занимаясь своим делом. И много я слышал историй о том, что русское прикладное искусство на Западе продвигать не хотят. Что "там" видят в нас конкурентов своим мастерам. И сам слышал такое:
- Гюнтеру хотелось бы числом поболее, ценою подешевле.
Или вот такое:
- В пересчёте на шекели ваши изделия дороговаты.
Так что тут ещё подумаешь, стоит ли ехать. Ну никак не могу себя представить работающим на ресепшене. Или в роли экскурсовода по каким-нибудь замкам. 

         Слышал я неоднократно и о том, что частенько брак после переезда через границу распадается. И даже одного человека знаю, который "там" с женой расстался. Почему это происходит, гадать не буду, но своим браком рисковать не хочу. Я почему-то думаю, что чаще всего "туда" уезжают одинокие женщины и девушки в поисках счастья. Естественно, кто-то это счастье находит, кто-то нет. Я же к одиноким женщинам не отношусь.

         Теперь о берёзках. Для меня они не только часть родного пейзажа, но и сырьё. Как же я буду жить там, где нет "ничейной земли", где всё частное? Каждое дерево, каждый кустик. Куда ж я буду выходить каждое лето с длинным ножом за поясом? Нож нужен для того, чтобы резать бересту. Или выписывать материал из России? Тогда мои изделия будут запредельно дорогими. Никто ведь мне так и не сказал, где берёт материал тот же Галлер.

          Так что, останусь-ка я здесь. В родной России, на родном Урале. Никого не хочу убеждать поступить так же. Каждый должен сам сделать свой выбор. И если мой сын вырастет и пожелает Россию покинуть, то я приму его выбор.



            И ещё. Можно любить Родину и не чувствовать себя червём в груде навоза. У меня это получается.

         

Tags: Запад и мы, размышления
Subscribe

Posts from This Journal “Запад и мы” Tag

promo guriny march 17, 2011 01:22 10
Buy for 10 tokens
В моём родном городе Новоуральске исторических памятников нет. И архитектурных не густо. А вот просто памятники имеются. Вот о них я и хочу вам рассказать. Кому у нас стоят памятники? Прежде всего Героям, Вождю и Начальству. С памятника Вождю мы и начнём. Памятник Ленину стоит на главной…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments