guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Белоярская АЭС. Двое чужих среди своих.


     Совсем недавно, прямо только что, вернулись с Белоярской АЭС. Экскурсию на атомную станцию организовала  Молодёжная организация УЭХК. Экскурсия была для членов  Молодёжной организации. И для работников профсоюза, так как  в составе делегации были и не только молодые люди. Наверное, мы с Алей были единственными "чужими", не работниками УЭХК, среди всей делегации.
    А теперь хочу поблагодарить за заботу всех тех, без кого наше посещение АЭС было бы невозможно. Во-первых Алексея tapakah_novour Именно ему пришла в голову мысль включить в состав новоуральской делегации и нас с Алей. Ну и конечно Молодёжную организацию УЭХК и её председателя Виктора Матвеева. А также работников Белоярской АЭС, которые нас принимали. 



    Скажу и о том, что было в этой экскурсии для нас плохо. А плохо было то, что со своими фотоаппаратами на станцию не пускали. Не дали нам и местного фотографа, подобно тому, как это было  в блог-туре на УЭХК два года назад. Поэтому своих фоток у меня с этой поездки как говорится кот наплакал. А ещё слегка обидно, потому что других блогеров на АЭС  всё-таки пускали. И со своими фотоаппаратами. Обидно, ведь для блогера фотоаппарат, что для домохозяйки сумка. Без него как без рук.
      Хотя обижаюсь я напрасно. Наша поездка ведь не была блог-туром. Это была экскурсия, которую атомщики устраивали для других атомщиков. Так что, прошу меня извинить за то, что некоторые фотки будут утащены у Дмитрия Горчакова (он был в числе тех, кого пускали со своими фотоаппаратами), а другие взяты из Интернета. Совсем же без фоток я не могу.
       Кстати первая фотография была сделана в столовой Белоярской АЭС.


      Путь наш начался на центральной площади Новоуральска. К семи часам утра должен был подойти автобус, который отвезёт нас на АЭС. К этому автобусу все и собирались.



Там, в автобусе нам дали на подпись бумагу. В ней мы обязались на территории АЭС вина-водки не пить, с часовым не ругаться, не курить. А также телефонов, фотоаппаратов и флешек на станцию не заносить.
     Ехать нам предстояло более двух часов. Все сразу уснули, ведь было ещё рано. А когда я открывал глаза, то видел голову и плечи нашего водителя, которые подпрыгивали где-то впереди. Просто кресло у него на амортизаторах. И когда нас слегка трясло, его подкидывало куда сильнее.



    Автобус был предоставлен Транспортно-логистическим центром, который чуть раньше был в составе УЭХК, а теперь стал самостоятельным предприятием. В автобусе, который "для своих" есть одна интересная особенность. Там работает подсветка над каждым сиденьем. Может быть, и обдув работает, но нам было не до обдува. Было холодно.
    Скоро за окном замелькали дома города Заречного. О самом городе Заречном расскажу после. А мы ехали по схеме, ехали по навигатору. Потом заехали куда-то сюда. К зелёному дому. Он стоит у самой станции, но с другой стороны. А нам надо к главным воротам.


Мы поехали назад опять через город, проехали пост милицейского контроля и вот мы здесь. Это площадь перед Белоярской АЭС. Здесь снимать уже нельзя, хоть мы пока и не на станции. А сам этот снимок, взятый из Интернета, несомненно сделан каким-нибудь "допущенным" фотографом. Сделан так, чтоб в кадр не попало то, что не надо.


     Милицейский же пост, он километрах в двух от АЭС, нужен для того, чтобы не пускать к станции посторонний транспорт. На своих машинах только те, у кого есть разрешение. Но и эти машины досматривают. Пешком через пост можно и на автобусе можно. Поэтому перед АЭС нет такой грандиозной автостоянки, как у нас в Новоуральске перед УЭХК. Все ездят на автобусе. Вот на таком. Написано "Микрорайон-БАЭС".



      Нас встречают, а потом на проходной прогоняют через турникет. Турникет этот высоченный, почти до потолка и весь состоит из частых перекладинок, чтоб никто не пролез. Это жуткое сооружение стоило бы сфотографировать, да жаль - нельзя. Военный в чине прапорщика нажимает кнопку разблокировки. Протискиваешься в щель между железом и железом, а на стене объявление: "Доворачивайте турникет". Доворачиваю. И я уже на территории АЭС.
      Первое, на что обращаю внимание - это две таблички, на стержнях, воткнутых в землю. "Циркводовод правый" и "Циркводовод левый".
      Стоим вот здесь, перед этим зданием. Это фото Горчакова, как и все последующие, где будет снята сама станция и её "внутренности". Здание первого и второго энергоблоков БАЭС, украшенное огромным портретом Игоря Курчатова. Правда ни лица, ни бороды учёного на этом изображении разглядеть невозможно, в действительности мы их тоже не разглядели. Теперь эти энергоблоки из эксплуатации выведены, остался лишь третий, куда нас и поведут.



     Нам представляют наших экскурсоводов Евгения и Сергея. Именно они будут нам всё рассказывать и отвечать на наши вопросы. Мы всей группой идем куда-то направо мимо больших гудящих трансформаторов. Мощные бетонные стены, кое-где слегка обшарпанные.
-Нет у них "Корвета", некому стены облицевать - замечает кто-то из наших.
Это у нас на УЭХК широко используют сторонние строительные организации для отделочных работ. Здесь скорее всего не так. Обходятся своими силами. 
     Подходим к зданию третьего энергоблока. Громадное, метров пятьдесят высотой здание реакторного зала. И чуть пониже машзал, в нём турбины и генераторы. И там на высоте пятидесяти метров прямо на крыше стоит большой жёлтый козловой кран. Какой, наверное, прекрасный вид открывается из кабины этого крана. Видно оттуда всё. Саму станцию, лес, озеро и город.
-А для чего этот кран? - спрашиваем мы Евгения.
- Он нужен для монтажа. Весь монтаж оборудования и конструкций здесь можно производить только через крышу.
Наверное, с помощью того же крана выгружают и загружают тепловыделяющие сборки в реактор.



     Заходим внутрь. Здесь опять проходная. Кабинки-тамбуры. Одна дверь открыта, другая закрыта. Обе двери сразу никогда не открываются. У нас проверяют паспорта и пропускают по одному сквозь эти кабинки. А сотрудники станции проходят, приложив пропуск к считывающему устройству.  
      Первое слово, которое встречаем внутри - это ПСР. Производственная система "Росатома". С тем, что такое ПСР и как это работает в общих чертах, я уже рассказывал в репортаже с УЭХК. Стенды ПСР мы ещё увидим здесь не раз. Увидев знакомое слово, наши спутники, работники УЭХК, заметно оживились. Ведь эта система применяется по всему "Росатому" и несомненно знакома им всем.
       ПСР предусматривает широчайшую инициативу снизу. То есть каждый работник может и должен думать над тем, что и как можно улучшить на своём рабочем месте. А предложения по улучшению своего труда предлагается складывать в специальный ящичек. Есть такой ящичек и здесь. Правда сегодня в нём пусто.
      Зато здесь в вестибюле третьего блока стоит красочнейшая схема его работы. Вот такая. Это опять фото Горчакова. Всё сверкает, переливается. Смотрел я на неё и ничего не понимал. Тяжело мастеру народных промыслов на атомной электростанции.



      А Евгений объяснял нам как  работает АЭС. Реактор на быстрых нейтронах. Работает он с1982-го года. Ресурс свой он выработал, но срок службы ему продлили ещё на 10 лет. Трёхконтурная схема. Натрий, натрий и вода. То есть управляемая ядерная реакция нагревает "первый" натрий. "Первый" натрий нагревает "второй" натрий. А уже "второй" натрий нагревает воду. Вода превращается в пар и крутит лопатки турбин. Турбины соединены с генераторами. Генераторы вырабатывают ток. Как-то так.
      Чем реактор на быстрых нейтронах отличается от реактора на "медленных", я не понимал никогда. Ну, кроме натрия. Другие "небыстрые" реакторы двухконтурные. В них вода и ещё вода. Они так и называются "водо-водяные".
     И хоть убей не пойму как это - реактор может использовать в качестве топлива плутоний и этот же плутоний вырабатывать. Но главное, чем он ценен, это то, что он может использовать в качестве топлива уран-238. В хранилище УЭХК стоят бочки с ураном -238 в виде гексафторида. То есть это не какой-то балласт, никому не нужный и даже опасный. Это основа будущего топлива для АЭС на быстрых нейтронах.

 
      Технология изготовления и эксплуатации таких реакторов уникальна. И принадлежит она только России. Другие страны тоже строили такие реакторы, но от этой идеи отказались. А здесь на БАЭС он работает и за 30 лет работники станции приобрели уникальный опыт его использования. На основе полученного опыта строят новый энергоблок - четвёртый. Он будет запущен уже скоро.
      В составе третьего энергоблока три турбины мощностью по 200 МВт каждая. В составе четвёртого всего одна, но мощная, на 800 МВт. Когда блок будет запущен, суммарная мощность БАЭС составит 1400 МВт, то есть она почти сравняется по мощности с Верхнетагильской ГРЭС(1500 МВт). Известно, что на Верхнетагильской ГРЭС вырабатывается пятая часть электричества Свердловской области. Так что с вводом четвёртого энергоблока электричества на Урале прибавится. А потом построят и пятый блок мощностью 1200 МВт.
     Для сравнения. Самой мощной АЭС в мире была Фукусима. Её мощность была около 8000 МВт. Мощность Запорожской АЭС 6000 МВт. Мощность Сургутской ГРЭС 4800 МВт. Так что если сопоставить, то мощность БАЭС невелика. Да и не в этом её ценность. А в том, что она работает на перспективу. За такими станциями будущее.
       А это макет реактора. Он стоит там же в вестибюле.


     Здесь же лежит и макет тепловыделяющей сборки ТВС. Металлический шестигранник метра три длиной на двух никелированных подставках. К сожалению фото его я так и не нашёл. Мы посмотрели на эту странную штуку и приняли её за перила. Ну перила и перила, только шестигранные. Потом уже наш гид обратил наше внимание на него.  ТВС - это как кто-то заметил, "ядерное полено". Его вставляют в топку реактора и оно горит. Когда полено выгорит, его вынимают и отправляют на хранение. 
     Вынимают выгоревшие сборки два раза в год и заменяют новыми. Меняют четверть всех сборок, которые есть в реакторе. А ещё Евгений сказал нам, что активная зона реактора совсем невелика. Примерно метр на метр. Чего-то я опять не понимаю. Ведь длина сборки гораздо длиннее метра. Значит в активную зону входит только часть её?
- А на новый энергоблок уже привезли натрий? - интересуется кто-то из нас.
-Да,уже начали завозить - говорит Евгений.
Сколько натрия нужно четвёртому энергоблоку, я не запомнил. Запомнил только, что везут его в жидком виде. Для того, чтобы натрий расплавился, его нужно нагреть почти до ста градусов. Вот при такой температуре его и везут в цистернах.
-А откуда везут?
-Откуда-то из-за рубежа.
      При упоминании натрия я всегда вспоминаю родную школу. Мы с другом на уроке химии украли по кусочку этого вещества из баночки, где он хранился под слоем керосина. И понесли в туалет "для опытов". Положили его в воду. Натрий неистово зашипел, а потом взорвался. Естественно нас вызвали к директору школы. Он нам что-то говорил, а мы были ужасно напуганы. Нам было страшно и стыдно. В моём дневнике появилась красная запись о натрии. Мама долго меня ругала, но отцу так и не сказала про такое преступление.
      Вот на этом я пожалуй и закончу первую часть своей повести о поездке на Белоярскую атомную электростанцию.
 

Ещё посты с меткой "Блог-тур".
Хочу на АЭС и не только.
Репортаж с той стороны. Блог-тур на УЭХК в четырёх частях.
     
Tags: Блог-тур
Subscribe

Posts from This Journal “Блог-тур” Tag

Buy for 10 tokens
Никакой я не мучитель, Просто школьный я учитель, Никакой я не маньяк, Просто я учу их так.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments