?

Log in

No account? Create an account

Журнал Александра Гурина

О бересте и не только

Previous Entry Share Next Entry
Белоярская АЭС. Часть третья.
картинка
guriny


    После того, как мы сделали "круг почёта" по стенам турбинного зала, нас повели в демонстрационную комнату. Довольно массивная железная дверь и комната,как бы находящаяся в толще стены. Дверь захлопнулась и отсекла от нас мощный шум турбин.  Здесь уже можно было расслышать то, что говорит наш гид.
      Одна стена комнаты была глухой и стеклянной. Ни двери , ни форточки в стекле. Аквариум. По ту сторону стекла комната побольше. В ней сидели за мониторами  люди. Немного, человек пять. Они следили за показаниями приборов. А с потолка свисали видеокамеры. Складывалось впечатление, что каждый из этих людей и каждый сантиметр поверхностей этой комнаты должны быть видны на экранах мониторов. А люди ещё и с разных сторон. Фас, профиль, три четверти. И руки каждого отдельно.



    Насколько я понял, эту комнату построили специально для экскурсантов. В ней не было ничего. Только дверь, огромное окно и мы. Для иллюстрации своих слов опять прибегну к фото Горчакова. Так же точно, в таких же голубых касках с козырёчками стояли здесь и мы. Только вот фотоаппаратов у нас не было.


- Вот это и есть центр управления - говорит Евгений.
Люди, сидящие за мониторами - это дежурные начальники смен. Они управляют всем. Работой турбин, генераторов и тысяч вспомогательных приборов. Они держат руку на пульсе всего огромного и сложного хозяйства, что находится позади них. Они чувствуют, как течёт перегретый пар в километрах труб и электричество в километрах проводов. Они отвечают за всё. 
      Нельзя отвлекать этих людей, слишком многое от них зависит. Поэтому и сделали глухую стеклянную стену, чтоб мы, любопытные, не смогли помешать им.
- Рядом есть ещё один такой же зал управления перегрузкой - сказал Евгений.
Я хотел спросить, перегрузкой чего именно управляют из соседнего зала, но добраться до гида не смог. Нас довольно плотненько набилось в эту комнатку для экскурсантов. Видимо она не была расчитана на такое количество любопытствующих новоуральцев (25 человек)
       Насколько я понял, из этой комнаты управляют только турбинами и генераторами. Управление реактором находится где-то в другом месте. Я думал, что непременный атрибут зала управления реактором - это огромная круглая схема на стене, разделённая на множество маленьких шестиугольников. Так ли это - сейчас уже не спросишь.
       Правда Евгений упоминал, что именно отсюда управляют главными циркуляционными насосами. А они относятся уже непосредственно к реактору. Их три. Они обеспечивают прокачку теплоносителя, то есть  жидкого натрия, через активную зону реактора.
-А какова скорость вращения этих насосов? - спросил кто-то из наших.
Узнав, что "всего" 970 оборотов в минуту, гости из Новоуральска усмехнулись. Они-то привыкли к скоростям гораздо большим. Напомню, что центрифуги УЭХК вращаются со скоростью почти в сто раз большей, а может и ещё большей, я точно не помню. Только в них газ, а не раславленный натрий.
       А я подумал, какая же невероятная  живучесть должна быть у этих механизмов. Годами исправно качать  расплавленный натрий. Их ведь нельзя  разбирать и ремонтировать, их нельзя так вот просто взять и заменить. Потому что активный натрий, потому что радиация. Даже простая замена насоса  очень сложна технически.



       Множество видеокамер нужно для того, чтобы если не дай Бог, случится нештатная ситуация, то было бы видно, кто куда подходил, какие кнопки нажимал. Это нужно, чтобы понять весь механизм возникновения возможной нештатной ситуации. И оценить правильность действий персонала для выхода из неё. Только вот, наверное, так неуютно им сидеть всю многочасовую смену под прицелом видеокамер. Нос почешешь - камера зафиксирует, в туалет пойдёшь - тоже зафиксирует.
      Смена длится 12 часов. На передачу смены отводится 15 минут. В это время за каждым монитором, наверное,  сидят двое. Передающий смену и принимающий её. Как говорится - город сдал, город принял. 
     Все начальники смен одеты в стильные суконные бежевые костюмчики. Спокойные, сосредоточенные лица, скуповатые движения. Весь их вид, кажется, говорит об одном - эти не проворонят. 
- А что это за самописцы? -спрашивает кто-то из наших.
И действительно, вся дальняя от нас стена занята самописцами. Насколько я понял, это старые "приборы учёта". Конечно всё уже давно переведено на электронику, но самописцы оставили. А сейчас можно вывести какие-нибудь особенно нужные для контроля параметры работы оборудования на большой монитор на стене.Такие мониторы видны в каждом углу зала управления. А самописцы скорее всего дублируют работу электроники.



       Ошарашенные всем обилием свалившихся на нас впечатлений, выходим из здания третьего энергоблока. В реакторный зал нас так и не повели. Обидно. Ельцин там был, а я не сподобился. И другие блогеры были, а я нет. Обидно вдвойне. Ну да и ладно. Хватит и того, что мы уже повидали. А про таинственный бассейн, где вылёживаются и остывают выгоревшие ТВЭЛы и речи не было. Ну и тоже ладно, обойдусь без бассейна. Отложу до следующего раза.
         Кто хочет посмотреть на реактор и всё-всё-всё, тому настоятельно советую почитать журнал Дмитрия Горчакова. Там есть и фото реакторного зала, и фото зданий БАЭС и даже снимок директора, правда по-моему уже бывшего. И совершенно уникальный репортаж  с остановленных энергоблоков АМБ-100 и АМБ-200 с огромным портретом Ильича во всю стену.  Замечу, что гид наш Евгений сам так и не побывал на остановленных реакторах. Он нам так сказал. У них там видать такое же "разделение", как и на многих других атомных объектах. Пускают только в свой цех и никуда более.  А репортаж со стройплощадки БН-800 можно прочитать и посмотреть здесь.
     Узнав, что впереди у нас не будет никаких "чудес", а будет только столовая, мы стали расспрашивать  Евгения и Сергея "не совсем по делу". И вот эти вопросы и ответы на них , как мне кажется, очень многое говорят о том, кто он, нынешний атомщик. Одна девушка из наших спросила Евгения про семью.
-А зачем вы спрашиваете, ведь он уже женат? - усмехнувшись, сказал Сергей.
     Я бы вот не рискнул задать незнакомому человеку такой вопрос, а она спросила, за что ей большое спасибо. И Евгений рассказал нам немного о себе. Ему 28 лет. И его, двадцативосьмилетнего, считают в коллективе одним из "стареньких". Остальные ещё моложе. Средний возраст коллектива примерно 25. Должность его называется важно. Инженер-физик. Получается, что он инженер и учёный одновременно.  
       Родился  в городе Снежинске, потомственный атомщик. Сергей родом из Томска. Родители Евгения были тоже связаны с "чем-то ядерным". Учился в МВТУ имени Баумана в Москве. Работал там в Москве в какой-то крупной энергоснабжающей организации. Но не смог прижиться в этом бестолковом, суетливом городе. Вернулся на Урал, устроился работать на АЭС и купил ипотечную квартиру в Екатеринбурге. Теперь ездит каждый день на машине на работу. Ездит "против потока". Основной поток трудовых мигрантов едет в обратную сторону - из Заречного в Екатеринбург. Хотя Заречный можно смело называть пригородом Екатеринбурга. Их разделяет всего-то 50 километров. Когда-нибудь туда метро проведут. Работает Евгений на 4-м энергоблоке, а когда его запустят, станет там начальником лаборатории.
-Какова средняя зарплата на АЭС?
     Евгений сказал что-то насчёт "средней температуры по больнице", но про зарплату мы всё-таки узнали. Около сорока тысяч рублей.  Кто-то из нас опять-таки хмыкнул. Вероятно, его зарплата была куда больше. Хотя средняя по УЭХК лишь ненамного больше - 45 тысяч. Для сравнения средняя по городу Новоуральску 26 тысяч,  по всей Свердловской области 22700 р.
-А какая у вас на станции "основная" специальность?
Евгений вопроса просто не понял. Ему наши сказали про ЕОСОТ (Единую отраслевую систему оплаты труда), про какие-то "грейды", которые приняты на нашем комбинате. Про то, что на нём, на комбинате, весь персонал делится на "основных" и "вспомогательных" со всякими материальными последствиями этого разделения("основным" платят больше). Что основная специальность у нас называется "аппаратчик" (имеется в виду тот, кто работает на центрифугах).
      Про таинственные "грейды" инженер-физик знал похоже не больше меня, педагога. А персонал АЭС как-то и почему-то не разделяется на "основных" и "вспомогательных".
-У нас есть профилакторий и он тоже считается "цехом" АЭС.
-А были ли у вас сокращения численности персонала?
Оказывается, начальство АЭС тоже начало задумываться на тему оптимизации. Нельзя ли сократить кого? Прикинули, посчитали, и вдруг оказалось, что та численность персонала, которая есть даже недостаточна для выполнения стоящих перед станцией задач. И задумываться об оптимизации перестали. А в городе Снежинске однажды сократили работающих пенсионеров и вдруг осознали, что без опытных и мудрых дело пошло тяжелее. Прямо как в той сказочке про злого хана, который приказал убить всех стариков.
      В Заречном сейчас идёт активное строительство. Строят жильё для тех, кто будет работать на БН-800. Только вот дорого, немногим по карману будут эти новые квартиры. Иногда я думаю, что многим новоуральцам, которых уже сократили или ещё сократят с комбината, можно было бы устроиться сюда, на БАЭС. Ведь работников нужно много, а в перспективе нужно будет ещё больше. Но я понимаю, как трудно покинуть насиженное место. Обмен жилья и устройство на новом месте - это большой стресс для каждого. Хотелось бы, чтоб  власть  как-то посодействовала переселению и переобучению людей. Но пока о таких инициативах я не слышал. Опять надеются на авось, на то, что всё "само рассосётся". И все сокращённые новоуральцы самостоятельно и плавно перетекут куда-нибудь в Екатеринбург.


      Ну вот и всё. Опять проходим огромный турникет и мы снова на площади перед станцией. Виктор Матвеев подарил Евгению и Сергею две красивых кружки с символикой Молодёжной организации УЭХК  в знак добрых отношений и надежды на дальнейшее сотрудничество. А я пожалел что у нас нет в руках чего-нибудь, что мы могли бы подарить и от себя. Если даст Бог ещё раз приехать на БАЭС, тогда уж обязательно подарим им что-нибудь берестяное. Птицу счастья или туесок.
     А пока идём в столовую обедать. Стоим в очереди среди серьёзных и солидных людей. Кто-то из них в спецовке, кто-то в обычной одежде. Кто они? Рабочие, инженеры, начальники? Отвыкли мы уже от столовых. Непривычно всё. Подносы, еда. Всё как из другой жизни. Людей много и мест в гардеробе на всех не хватает. Поэтому происходит вот что.



Куртки лежат на столах, на подоконниках, даже на полу. А мы сидим и едим столовскую пищу. Суп, паровая котлета, сметана, компот, коржик. Еда кажется нам необычайно вкусной. И  недорого. Всего-то двести рублей на двоих.
     Опять садимся в автобус. Мы посмотрели лишь ничтожную часть всей громады Белоярской АЭС. Где-то там дальше строится четвёртый энергоблок. Где-то есть Институт реакторных материалов. Что это и зачем он нужен? Мы этого всего не видели. Ну и ладно. Того, что видели нам достаточно.Впечатлений хватит надолго. 
      Едем по сосновому лесу. Справа возникает тёмная и тёплая незамёрзшая вода Белоярского водохранилища. Где-то далеко-далеко кромка льда. На ней виднеется множество рыбаков. На тёплой воде как всегда и как везде много рыбы. Как в Верхнем Талиле. Или в Новоуральске. Или ещё в сотнях мест по всей России, где есть электростанции или какие-нибудь производства, связанные с грандиозным выделением тепла. Видны яркие полукруглые палатки. Если рыбак притащил с собой палатку, значит он надолго. А я нажал не на ту кнопку и снимок вышел чёрно-белый.



    Ричард Никсон ездил сюда в 1959-м году. Тогда власть в лице Хрущёва решила немного "приоткрыться" перед миром. И пустить высокого заморского гостя на Урал, куда до того не ступала нога иностранца, кроме разве что агентов ЦРУ. Я ездил сюда в 2013-м. Получается, что власть решила "приоткрыться" перед собственным народом лишь полвека спустя.
    Давным-давно я писал в своём блоге, что хочу на АЭС. Теперь мечта моя сбылась.
    А немножко про сам город Заречный расскажу завтра.


Ещё посты с меткой "Блог-тур".
Хочу на АЭС и не только.
Блог-тур в "Благое дело".
Репортаж с УЭХК в четырёх частях.

А кому интересны наши изделия из бересты, прошу сюда.


     

Posts from This Journal by “Блог-тур” Tag


promo guriny march 7, 2015 20:44 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В канун женского праздника мы на работе что-то вспомнили с детьми об одной из первых красавиц древности - Нефертити. Один наш ученик сказал нам, что оказывается Нефертити была 33 сантиметра ростом. Это меня слегка удивило. -Прямо вот тридцать три сантиметра, не больше? - спросил я. -Да,…

  • 1
Из "комнаты" управляют не только турбинами и генераторами. Но и реактором тоже. Это называется Блочный Щит Управления (БЩУ). В первом ряду за пультами сидят ведущие инженеры управления реактором, турбиной, энергоблоком (парогенераторами), вспомогательным оборудованием. Кстати, выдачей электрической мощности в энергосистему управляют в другом помещении - Главном Щите Управления (ГЩУ).
"Зал управления перегрузкой" - это тоже щит управления, оттуда управляют перегрузкой топлива (выгрузкой отработавшего, загрузкой свежего, перестановкой внутри активной зоны) дважды в году: во время весеннего и летнего остановов энергоблока. Вот в том помещении и находится круглая картограмма активной зоны реактора.
Главные циркнасосы 1-го контура разбирать, ремонтировать, заменять можно: существует специальная технология.
В реакторный зал экскурсантов иногда водят, а иногда нет: это зависит от ведения работ. Так что не переживайте, в другой раз попадёте.
Средняя зарплата на станции порядка 47 тыс. руб. И грейды, и вся прочая система ЕУСОТ такая же, как в Новоуральске. Просто далеко не все на БАЭС в это вникают и заморачиваются расчётами. Платят - и ладно. Персонал делится тоже на своего рода "основной" и "вспомогательный" - то есть, промышленный и непромышленный.
Институт реакторных материалов - это ОАО "Институт реакторных материалов", бывший СФ НИКИЭТ, бывший СФТИ. Он к "Концерну Росэнергоатом" не относится, просто расположен по соседству с БАЭС. Чем занимается - понятно из названия: реакторными исследованиями, наработкой изотопов и т.д.

  • 1