guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Category:

А что было внутри завода раньше.



     В предыдущем посте мы пытались заглянуть внутрь Нейво-Рудянского Лесохимического завода и посмотреть, что там есть сейчас.  А тут я выложу фотографии того, что было там в заводе раньше. Фотографии взяты из собрания Нейво-Рудянского школьного музея Ильи Тупикова. Эти фото тоже  были в ленинской комнате заводоуправления. 
     Итак. 1957-й год или чуть раньше. Перед вами предприятие, которое перерабатывает сосновые пни и корни, а также древесную смолу - живицу. Делает оно из этой древесины и живицы канифоль, скипидар, краску и ещё кучу всего, простому человеку непонятного, но полезного для страны. И вроде бы, как мне говорили, делали даже что-то такое, что идёт непосредственно для производства взрывчатки.
       Общий вид завода.Скудный довольно-таки вид, очень многих строений ещё нет, даже трубы нет. Высокую заводскую трубу построили году в шестидесятом или шестьдесят втором. До постройки той самой трубы и мощной котельной при ней центральное отопление в посёлке было понятием условным. Тепло было только в заводских цехах и десятке домов около завода. Остальная Рудянка отапливалась печами на дровах.
       Фото сделано от подножия водонапорной башни. Асфальта перед заводоуправлением не видно совсем.



То есть практически с того же самого места, с которого сделан вот этот снимок.



    А это уже внутри завода. Канифольно-терпентинный цех, одно из старейших зданий Нейво-Рудянского завода. Он был построен ещё в незапамятные времена, когда завод был металлургическим. Высоко на фронтоне древняя мемориальная доска 19-го века. Здесь был доменный корпус.
     Над дверью цеха живописный плакат с часами. Жаль, невозможно разобрать, что же именно на нём написано. 



Вот современное фото того же места с сайта урбан-триперов.



А это та самая мемориальная доска. Обратите внимание на слово А.Р.А.С. в самом низу. Может быть, кто-то знает, что скрывается за этой аббревиатурой? Илья говорил, что он очень хотел бы это узнать.



Строительство камфарного цеха. Эта фотография сделана уже позже.Тут большая, стасорокаметровая труба уже построена.



Может быть, даже вот этого.



Уже построенный камфарный цех.



      А это уже внутри завода. Розлив канифоли. Её разливали сначала в деревянные, потом в железные бочки. Деревянными клёпками от сломанных и списанных бочек рудянские жители десятилетиями растапливали свои печи. У бабушки Зои эти клёпки были сложены в специальную поленницу. Пропитанное канифолью дерево очень хорошо горело.



      Склад. Живица- сосновая смола, и канифоль,  хранились в таких вот бочках. Живицу привозили из глухих лесов Тавдинского района. Из лесных посёлков. Там жили вздымщики - сборщики живицы. Они надсекали ствол сосны параллельными насечками в виде латинской буквы "V". По этим насечкам смола стекала в специальную ёмкость, а оттуда уже в эти самые бочки.



Фото той же территории, сделанное года три назад. Всё пусто. Теперь именно здесь началось новое строительство какого-то неизвестного производства.



Упарка щёлоков. В чём была суть этого процесса, и зачем он был нужен, мне непонятно.



Дегидрирование изоборнеола. С первого раза и не выговоришь.



Ректификация скипидара. Чуть ли не на всех операциях одни женщины.



Мужчины работали, например, на выгрузке живицы из бочек.



   Илья говорил, что выгрузка живицы была одной из самых тяжёлых работ на заводе. За смену нужно было опорожнить пятьсот бочек. На выгрузке живицы работал его отец.
     После выгрузки живица шла в плавильники. Здесь довольно много наглядной агитации. Вероятно, заводской художник ставил стенды с агитацией на самых важных участках производства. "Аппаратчики, выработаем канифоли в третьем квартале высшим сортом сто процентов!" Интересно, это тот же самый художник, что делал росписи  по мотивам сказов Бажова во Дворце культуры, или в заводе художников было несколько?
      Мой отец был как раз таким аппаратчиком по выработке канифоли, правда на десять лет позже и недолго. Потом уехал в город, устроился работать на строящийся автозавод УАМЗ.
     "Рабочие и работницы, снизим стоимость на 0,5 процента..." "Работники канифольного цеха, выполним планы 1957-го года к 25-му декабря". Да, с наглядной агитацией на заводе было всё в норме. Художник работал в полную силу.



И не только на заводе, но и в самой Рудянке тоже.  Лозунги, написанные примерно тем же шрифтом, стояли вдоль улицы Ленина на протяжении почти двух километров. От завода до самого конца улицы. Для лозунгов были сделаны вот такие стенды, сейчас, естественно уже давно пустые.



     В восьмидесятых годах я ездил вдоль улицы Ленина на велосипеде, останавливался и читал эти лозунги. Они мне казались архаичными и смешными. А сейчас я не могу вспомнить ни одного. Что тут было написано?
     Омыление эфиров. Многие баки покрыты бетонной "шубой" для сбережения тепла. Вероятно, в этих цехах было жарко.



Изомеризация пинена. Пинен - вещество знакомое даже мне. Мы им разводили масляные краски. Запах пинена -  хвойный запах живописи. Только мы использовали уже очищенный пинен, для художников.



Непрерывно-действующий декантатор. Под ним - наглядная агитация. Планы, графики, показатели работы. И тут тоже работают женщины. Может быть, именно на этом оборудовании отделялись какие-то жуткие отходы, которые потом гнали по трубам в пруд Глухой. Завод уже давно не действует, а продукты его жизнедеятельности до сих пор опасны.



    Ну и последняя на сегодня фотка - мойка бочек. Моя мама, баба Лена, а тогда просто Лена, закончив школу, не знала, куда ей пойти работать. Было ей тогда (в 1963-ем году) семнадцать. И вот, чтобы внучка без дела не болталась, бабушка Таня устроила её как раз на мойку бочек. Скорее всего, там платили много.
     Сами видите, что условия труда жуткие. Вечная горячая вода, пар, грязь, заскорузлый от высохших капель канифоли, твёрдый как дерево фартук. Резиновые перчатки до локтей. Может быть, бочки приходилось засовывать  внутрь моечного барабана вручную. Железная бочка, хоть и пустая, но довольно тяжёлая.
      Пришла баба Лена с этакой денежной работы и ревёт. Потом быстро сообразила, что лучше быть в рядах интеллигенции. И устроилась на краткосрочные курсы учителей английского языка в Кировграде.




 Вот таким он и был изнутри, Нейво-Рудянский Лесохимический завод. Чуть больше старых фотографий завода выложено у меня на "Яндекс-фотках".
Tags: Нейво-Рудянка, история
Subscribe
Buy for 10 tokens
Никакой я не мучитель, Просто школьный я учитель, Никакой я не маньяк, Просто я учу их так.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments