?

Log in

No account? Create an account

Журнал Александра Гурина

О бересте и не только

Previous Entry Share Next Entry
Блог-тур за кулисы. Часть вторая.
картинка
guriny


Начало здесь.
     Продолжаю писать про наше "путешествие  в закулисье". Напомню. что вчера мы ходили на экскурсию в Новоуральский Театр Музыки, Драмы и Комедии. Остановился я на описании мастерской театральных художников. Она расположена на самом верху, прямо под крышей театра.
     Видите вон тот "мезонин" на старом чертеже театра? Как раз там и находится мастерская.






Дверь художественной мастерской. Слово "цех" на двери написано слегка с "белорусским акцентом".



А это противоположный, юго-восточный фасад театрального здания. Чертежии были сделаны ещё тогда, в начале пятидесятых.



Ещё пару снимков из мастерской.





Краски, краски.



    Декоративная композиция, которая получилась из проколотого баллона с монтажной пеной. Часть пены вылилась и получился вот такой причудливый абстрактный Дон Кихот верхом на Росинанте. Мельничные крылья были добавлены в композицию потом.
Аля вспомнила, что её дипломный проект в училище тоже был на тему Дон Кихота.



      А эти часы были подарены женщинами театра мужчинам на 23-е февраля 1967-го года. На часах есть дарственная надпись. У нас в мастерской такие же часы, но в отличии от наших, театральные часы исправно ходят.



   Не хочется уходить из гостеприимного заведения, где пахнет красками. Кстати художественные мастерские в театрах размещают на самом верху именно из-за этого. Чтоб запах краски сразу уходил вверх, к небу, не мешая зрителям наслаждаться искусством. А на полу ждут своего часа будуще золотистые стены города Бергамо, откуда был родом упрямый Труффальдино.



Идём дальше. Хранилище костюмов. Эти костюмы в основном  для артистов балета. Наверное, здесь можно подобрать платье на любой случай жизни. Хоть принцессы, хоть цыганки, хоть золушки.



-А эти костюмы в основном маленького размера?- спрашивает кто-то изх нас.
-Да, обычно маленькие, потому что артисты балета толстыми не бывают.
А есть ещё костюмы для солистов. Вот те самые разные, потому что солисты бывают и довольно плотного телосложения.
  На стене хранилища какие-то плакаты с Самантой Фокс родом из девяностых. Имя я помню, а кто такая Саманта Фокс уже нет.



А это местные вешалки с костюмами, которые стоят прямо в коридорах. Артистам, чтоб не бегать  каждый раз в хранилище и не рыться в тысячах одёжек, удобнее вынести костюм и повесить рядом со своей гримуборной.
    Многие из этих костюмов подписаны. Есть театральная легенда о том, что эти подписи помогают артистам выйти из образа. Например, на костюме Золушки написано "Маша Иванова". Отыграет Золушка свой спектакль, выйдет со сцены и не вспомнит, кто ж она все-таки такая - Золушка или всё же Маша Иванова. А станет переодеваться, увидит табличку со своим  именем. И вспомнит:
-Я Маша Иванова.
Эти простецкие с виду одеяния превратятся в сказочные только там, на сцене, в свете разноцветных прожекторов.



Мех театрального зайца. На сцене этот заяц выглядит горностаем, не меньше.



   Ещё один репетиционный зал. Для балета. У артистов балета самая напряжённая работа. Вообще рабочий день любого артиста разбит на два отрезка - три часа утром и три часа вечером. И эти три часа артисту балета нужно отработать по полной. У "станка". Балетный "станок" - это  тот самый поручень перед зеркалом. Именно за ним проходят самые жаркие и напряжённые часы тренировок.
    Здесь Екатерина развеяла перед  нами ещё один театральный миф. О том, что артисты балета ничего не едят. Питаются одной финиковой косточкой в день. Но на финковой косточке такую нагрузку не вытянешь. Поэтому артисты едят всё и помногу.
     Обычно творческий век артиста балета недолог - до тридцати пяти лет. Но у нас обычно они работают куда дольше.



Здесь тоже репетируют "Дурочку" Лопе де Вега. Слева главный балетмейстер театра Наталья Володькина.



У актёров есть интересная особенность - они умеют фотографироваться. Как ни встанут - всё выйдет красиво.



Кабинет главного художника и сам главный художник Иван Александрович Мальгин.



А здесь объёмные эскизы декораций.



Эскизы для "Пенелопы". Море, щиты и носы греческих кораблей.



Эскиз театрального костюма. Интересно, для какой роли этот костюм?



Напряжённая жизнь театра, выраженная языком самых разных документов. Расписание поездок. Сначала в другой город выезжают монтировщики, затем актёры и техника. На вторую половину февраля запланированы выезды в Лесной, Салду и Верхнюю Пышму.



А это кто? Андропов? Зачем? Нам отвечают, что это ведь тоже наша история. Впрочем, у нас в лаборантской висит огромный порттрет Ленина тоже с этой же целью. А ещё мы спрашиваем детей, а кто это. Если с Лениным всё просто, то вот спросишь у детей, кто такой Андропов, вряд ли они ответят.



Театр есть театр. Везде что-нибудь чудесное. Вот такие изящные подсвечники просто стоят под лестницей.



А мы идём туда, где делают парики.  Это гримёрно-постижёрный цех. Постижёр - это тот, кто делает парики, а так же фальшивые усы и накладные бороды.  Театр без фальшивых бород- и не театр вовсе.  Женщина в жёлтой футболке как раз и делает парики.



Здесь же эти парики причёсывают, пудрят, завивают и делают вообще всё, чтоб они имели "живой" вид. Тут же их подгоняют под голову актёра и делают всё, чтобы парик не смотрелся на человеке чужеродно.



Рабочее  место постижёра.



Изготовляют парики методом трессирования. Тресса- это такая лента, к которой потом пришиваются искусственные волосы.  Краешек ленты с пришитыми волосами  можно увидеть на этом снимке справа от зеркала.
 


Парики завивают с помощью стариннейших приспособлений. Например, вон металлические бигуди. Во времена наших бабушек эти приспособления  были довольно распространёнными в быту.



А это щипцы. Их нагревают на плитке и подкручивают ими волосы париков.
Страшно подумать, но когда-то подобными варварскими  раскалёнными штуками накручивали и живые волосы.



Заходим в гримуборную. Здесь гримируются и переодеваются перед спектаклем несколько актрис.



У каждой свой стол. Над столом  - какие-то важные для артиста вещи. Подписанные программки, поздравления с премьерой, фотографии, детские рисунки.



    Здесь же и специальный радиоприёмник. Он транслирует всё, что происходит на сцене. Сейчас из него оносятся голоса тех, кто монтирует декорации и репетирует на сцене. Это помогает артистам следить за выходами. В незапамятные времена в штате театров были специальные люди, следившие за выходами актёров. Гиляровский, который по странному стечению обстоятельств вдруг "попал" в театр во время своих скитаний по России, начинал именно с этого. Он в нужное время предупреждал актёров о времени выхода на сцену.  
     Сегодня техника заменила этих специальных людей. Во время спектакля актёры слушают его трансляцию по радио и когда приближается время их выхода, сразу идут к сцене.
 


   Грим - это отдельная песня. Эти краски, которыми расписывают лица актёров, жутко въедаются в кожу. Поэтому под грим наносят толстый слой "грунта" - очень жирного крема. Без крема снять грим плосле спектакля будет проблематично. И лицо загримированного человека при близком рассмотрении напоминает пластиковую безжизненную маску. А на сцене при ярком свете грим выглядит вполне естественно и красиво.  
    Раньше лица актёров от грима со временем становились морщинистыми. Аля рассказывала, что однажды ещё в Тагиле она не сразу узнала одну актрису, которую привыкла видеть на сцене в образах королев и героинь с красивыми гладкими лицами. В наше время грим конечно стал более щадящим.
     Грим и парик феи.



     А откуда здесь эти детские башмачкии? Дело в том, что часто дети артистов приходят в театр. Я ведь уже упоминал о "разрывном" графике работы артистов. Три часа утром, три вечером. Иногда детей просто не с кем оставить. И чтобы не сидеть дома одним, они приходят к родителям на работу. Так вот и рождаются театральные династии. Многие корифеи русской сцены выросли в театре в прямом смысле.
      Да и сами артисты частенько не уходят из своих гримуборных. Здесь же едят, иногда спят. И конечно же учат роли. Театр - второй дом.



А мы уже на сцене. Вернее чуть за сценой. Потому что вход сюда в уличной обуви запрещён. Да и не стоит мешать людям, занятым делом.



Здесь находятся разные подъёмные механизмы. С потолка свисают какие-то выдвижные лестницы. Сетки, канаты, блоки цепи. Сцена - это тоже цех. Чтобы создать на ней свой причудливый мир нужны усилия многих людей и технических средств.



   Тихо. Идёт репетиция. Сейчас девушка взмахнёт полами своего плаща, будто крыльями волшебной бабочки. И подкладка скромного чёрного одеяния заблестит, засветится пурпурным и бирюзовым. Я пытался заснять этот момент, но всё неудачно. Все снимки вышли расплывчатыми. Таинство искусства ускользнуло от меня в этот раз .



А для чего эти горки? По ним будет съезжать Труффальдино? Этот спектакль будет включать в себя и цирковые номера. 



Высота сцены - пятнадцать метров. А размеры её по словам Екатерины даже больше, чем в екатеринбургской Музкомедии. Простите за качество снимка. но другого нет.



Здесь же что-то шьют, дополняя сделанные наверху декорации. А на заднем плане ящики, ящики. В них всё потребное для того, чтобы ехать на гастроли. Костюмы, реквизит, декорации.  На одном из ящиков можно заметить надпись "Снежная королева".



Прямо на рояле огромная бутафорская пицца метра два в диаметре. Выглядит вкусно.



-А рабочих, которые передвигают конструкции на сцене из зала не видно?-спрашиваем мы.
-Иногда видно и их приходится переодевать в соответствующие костюмы.
Когда шёл спектакль "Пенелопа" нужно было двигать конструкции по сцене прямо по ходу действия. Для этого рабочих обрядили в античные тоги и туники, чему они были совсем не рады.
      Вдруг подходит девушка и с грохотом вытягивает откуда-то сверху железную лестницу.



А потом сама же на неё залезает. Зачем? Причудливая жизнь театра непонятна на взгляд постороннего.



Зато жизнь профсоюзная не имеет никаких тайн. Вот она вся как на ладони.



А мы уже на балконе.



Сцена оттуда видится уже совсем не так. Не слишком ли трагический вид у декораций для комедии дель арте?



Красное на чёрном.



    Екатерина говорит, что раньше театр наш был рассчитан на семьсот посадочных мест. В ходе недавней реконструкции количество мест сократили до пятисот. Наверное, для того, чтоб сидеть было удобнее. Увеличили расстояния между рядами, может быть, и сами кресла стали шире. А старые бархатные кресла из театрального зала отправили к нам в СЮТ. И мы на своих педсоветах сидим на том же бархате, на котором я сидел в детстве исмотрел "Плутни Скапена".
      А это главноая театральная люстра. С ней связана одна легенда. Однажды товарищ Берия ехал по России в своём вагончике. Выйдя в Свердловске на перрон, он не спеша прогуливался вдоль поезда, поскрипывая сапожками. Вдруг он увидел, как рабочие что-то грузят в вагоны.
-Что грузите? - спросил "товарищ Лаврентьев".
-Везём люстру в Новосибирский театр.
Грозный начальник всех атомных дел осмотрел люстру, предназначенную для Новосибирска, и вдруг сказал.
-Не надо везти её в Сибирь. Пусть едет в Верх-Нейвинск. Там она нужнее.
Так эта люстра и приехала в наш театр.



    Легенда конечно интересная но вряд ли правдивая. Во-первых, потому что люстру вряд ли стали бы перегружать прямо на свердловском  вокзале. Люстра - товар хрупкий. Её положили бы в вагон, упаковали в ящики, пересыпали стружками, и так везли бы до самого места назначения прямо в вагоне. Перегружать её можно было разве что с парохода на поезд, но в Свердловске пароходов нет.
      Люстра эта сделана из латуни и искусственного хрусталя и весит около трёхсот килограммов. Время от времени её опускают сверху на тросе для чистки и замены лампочек. Так же точно опускают и все остальные театральные люстры, не столь огромные. Очень интересно было бы увидеть, как её опускают. Такой можно пост чудесный написать. Может быть, мне в этом и повезёт. Я сказал об этом Екатерине, она обещала подумать. А опускают люстры для чистки один раз в год. Летом, когда кончается сезон.
      А вот почему в эту люстру нельзя устанавливать светодиодные лампочки? Из-за специального устройства - темнителя. Когда начинается спектакль люстра гаснет постепенно. У лампочек медленно уменьшается накал. В этом и есть работа темнителя. Так вот, со светодиодными лампами темнитель не работает. Не предусмотрено конструкцией.
     Одна из люстр вестибюля второго этажа. Уже без легенды.



     А мы идём вниз. К директору. Посещение директора театра станет завершающим аккордом нашего блог-тура.



     Самая важная часть любого театра - буфет. Снято мелько, на бегу. Если успеешь прибежать сюда одним из первых во время антракта - тут тебе и колбаса, и пирожные, и чай-кофе. А я, когда в детстве прибегал сюда, чаще всего видел одни спины. Очереди тут в буфете были длинные, а антракты короткие. Поэтому лучше погулять чем здесь толкаться, думал я.



    Перед кабинетом директора - дипломы и сертификат на автобус. Но я что-то не помню, чтобы у театра был подобный автобус. Старый автобус, синий "Хюндай" с надписью помню, а этот нет.



Блогеры в кабинете директора театра.



А это директор Новоуральского театра Музыки, Драмы и Комедии Максим Николаевич Секачёв. Кстати он тоже читает наше сообщество в ЖЖ. Правда сам не пишет. Некогда.



     Максим Николаевич рассказывает нам о жизни театра. Об актёрах и гастролях, о приезжих знаменитостях. О премьерах. Театр - это ведь тоже парадный фасад нашего города. Именно здесь, в театре, проводятся городские праздники. Здесь собирается всё руководство города, например, в День Победы. Хоть в городе Новоуральске и немало залов, где можно проводить подобные торжества, но зал театра всё-таки самый главный в городе.
     Театр наш уникален ещё и тем, что муниципальных театров в России оказывается всего четыре. Три в закрытых городах и один в Волгограде. Остальные театры - или областные, или республиканские, или федеральные. Бюджета города обычно не хватает для содержания полноценного театра.
       Естественно, содержать театр - это для города очень и очень  дорого. На его содержание уходит до ста миллионов рублей в год.  А сам театр зарабатывает в год лишь 20 миллионов. И этот показатель у нашего новоуральского театра в четыре-пять раз выше, чем у других аналогичных театров в закрытых городах.



    Театр, как и любое учреждение культуры или образования чаще всего планово убыточен. И с этим ничего не поделаешь. Доля себестоимости всех театральных работ и материалов, приходящаяся на одно кресло, на один спектакль составляет около тысячи рублей. А билет стоит только 250. Как в кино. Если сделать билеты дороже, то в театр никто ходить не будет. Функция театра - не извлечение прибыли. Функция его больше социальна. Он несёт культуру в массы.
     Бывают конечно театры коммерческие, частные.  Например, "Коляда-театр" в Екатеринбурге. Билеты там стоят уже не 250 рублей.   Но и они похвастаться коммерческим успехом не могут. Только сводят концы с концами. А я тут подумал опять-таки о заборе. А вдруг после открытия города денег на содержание театра у города не будет? Театр, как и вся цивилизация - вещь довольно-таки хрупкая. Сегодня он кажется нерушимым и вечным, как скалы Семь Братьев, но... 
    Под конец хочу сказать спасибо всем, благодаря кому наша экскурсия состоялась. Всем, кто нас так тепло принял в театре. И всем нашим за тёплую компанию. Спасибо вам огромное, это была незабываемая встреча. Театр - это нечто столь огромное, что за одну коротенькую экскурсию в нём ничего не поймёшь. Сюда надо приходить раз за разом. Этот мир нужно попытаться понять. Хотелось бы, чтобы наше сотрудничество с театром продолжилось.
     Больше  информации о театре можно узнать на его сайте. И на страничке "ВКонтакте", Фейсбуке и "Одноклассниках". На все эти страники можно перейти прямо с сайта. А всех новоуральцев хочу пригласить на экскурсию по закулисью. Такие экскурсси театр устраивает по заявкам. На сайте информация об экскурсиях есть.
      До встречи в театре.


Posts from This Journal by “Блог-тур” Tag


promo guriny март 7, 2015 20:44 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В канун женского праздника мы на работе что-то вспомнили с детьми об одной из первых красавиц древности - Нефертити. Один наш ученик сказал нам, что оказывается Нефертити была 33 сантиметра ростом. Это меня слегка удивило. -Прямо вот тридцать три сантиметра, не больше? - спросил я. -Да,…