guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

"Ныробский узник" Н.П. Белдыцкого. Часть вторая.

      В предыдущем посте я начал выкладывать книжку Н.П. Белдыцкого "Ныробский узник". Первую главу выложил, теперь очередь за второй.   В первой главе автор писал о больших общественно-политических события в России  16-17 веков. Эти события объясняют нам, как и почему появился знатный узник в северных лесах Пермского края.
       Глава вторая будет посвящена описанию жизни людей начала 17-го века в этих лесных краях. Здесь, как мне кажется, автор нарисовал жизнь ныробцев тех времён очень уж безотрадной. Дикость, бедность, грязь. И это в сорока верстах от "столицы" тех земель Чердыни-Перми Великой. Именно так и было. Чердынь была Пермью Великой. До появления того города, который мы называем Пермью сейчас должно было пройти более ста лет  Автор, как и многие люди просвящённого девятнадцатого века считал прошлое временем, в котором  жили одни дикари и грязнули. И в этом, как мне кажется, он был не совсем прав.
      Не коснулся он и такого важного вопроса как оружие древних жителей Ныроба. Они ведь занимались в основном охотой. Было ли у них огнестрельное оружие? Мне кажется, что  было. Чердынский край ведь был тогда был пограничьем, форпостом русской колонизации. Удержать этот форпост без совершенного оружия, без ружей и пушек, было бы нашим предкам затруднительно. Скорее всего они охотились как с ружьём, так и с луком и стрелами.

      И ещё. У древних чердынцев того времени уже была в употреблении водка. Как считает Вильям Похлёбкин, именно с появлением водки возникла государственная монополия на питейные заведения. А у Белдыцкого  был упомянут "царёв кабак".
      Особую благодарность хочется выразить моей супруге Але, которая набирала весь текст этой главы. Она решила научиться печатать на компьютере и попрактиковаться. Для человека, который никогда раньше не имел с компьютером дела это большое достижение.
       В качестве иллюстрации я использовал фото Прокудина-Горского. Снимок  был  сделан в Ныробе примерно в то же время, когда была написана эта книжка.





Глава Вторая. Деревня Ныробка и ныробцы.

  Деревня, Ныробка в1601 году числилась на территории Верхнего стана Чердынского (иначе Пермского) уезда и была крайним северным русским  посёлком этих мест. Дальше шли дикие инородцы, объединявшиеся в понятиях русских словом Югра. За 22 года до того времени (в 1579году) писец Иван Игнатьевич Яхонтов в своей «Книге сошного письма Пермско-Чердынского уезда» указывает на существование Ныробки и насчитывает в ней шесть дворов. Домохозяева деревушки : Микитка Ларёв, Сенька Дмитриев, Иванко Нос, Барка Микитин, Ерёмка Бобыль и Якуш Чёрный имели пашни 15 четвертей худой земли и сена по реке Колве сто копен.



     Вот и все сведения об этой деревушке, дошедшие до нашего времени. Можно предполагать, что в 1601 году число дворов здесь не увеличилось и большая часть из упомянутых здесь жителей была налицо .  Это тем более вероятно,что по следующей переписи другого писца Кайсарова в 1624 году число дворов увеличилось только на два, хотя и был построен храм. Земледелие, конечно , не обеспечивало  ныробцам их скромного существования и при обилии всякого зверья и пушнины в окружных необъятных лесах, они неизбежно должны были заниматься звероловством.
     В то время леса Чердынского края служили приютом для диких кочевников - остяков , вогул бывших ранее полными хозяевами края.  Ныробцы имели постоянное с ними общение и образ их жизни дикарей. И жизнь эта была суровая и преисполнена всяких лишений . Тяжелы  климатические условия этого дальнего края и требуют большой приспособляемости от человека. Зимние морозы доходят здесь до сорока градусов , а лето слишком коротко и по  большей части дождливо, с холодными росистыми туманами, холодными ночами. Только привычные да обтерпевшиеся люди могли существовать в таких условиях.
    Добычу свою ныробцы сбывали в городе Чердыни , находившейся от них на юг в 44 верстах. В то время (да пожалуй и ныне ) всё пространство между Ныробкой и Чердынью было покрыто лесами и болотами, по которым между редкими селениями прокладывались пешеходные тропы. Дорогой  же грузов служила река Колва.


                Ю.Н. Пономарёв "Река Колва" 1989г.

Оторванные от всего мира и одичавшие среди лесов ныробцы только по необходимости имели сношение  с городом и близлежащими селениями, жители которых смотрели на них с презрением как на людей , знающихся с лешим и опоганившихся около вогуличей .
    Да и боялись ныробцы городских людей , не только надсмехавшихся над ними , но не редко и обижавших их . Только наиболее смелые из ныробцев решались являться время от времени в Чердынь выменивать добытую ими пушнину на хлеб и разные припасы .



     Чердынь же, или как  она  называлась,  Пермь  Великая – Чердынь , в то время ведущая торговые сношения с Югрой и Сибирью с одной стороны, с Москвой – с другой , достигла зенита своего могущества и была довольно значительным городом, в котором насчитывалось около 300 дворов. Стояла Чердынь к югу от Ныробки на правом высоком берегу Колвы.   Cреди города высился  Кремль с десятью церквами. Кроме того , было два монастыря: Иоанно – Богословский мужской и Успенский девичий . Несколько общественных зданий придавали городу довольно внушительный по тем временам вид . Из зданий были замечательны : изба  съезжая – судная , изба таможенная , государев кабак, тюрьма, дворы воеводы, дьяка, подьячего и пр . Многие посадские имели хорошие дома . Около 60 лавок торговых людей ясно показывали , что торговля в те времена процветала в главном городе Перми – Великой .



     Краем управляли воеводы , посылаемые московскими царями «покормиться» . В большинстве случаев  воеводы смотрели на край , управление которым им вверялось , как на неприятельскую страну , а потому и старались грабить его елико возможно . Больше всего терпели от них торговые люди и надо ещё удивляться , что при таких условиях  торговля совершенно не падала . Как посадские люди так и крестьяне были обложены значительной данью в пользу воеводы и его помощников: тиуна и нескольких доводчиков. Кроме того, доходы царёва кабака тоже предоставлялись в их пользу. Но воеводы не довольствовались столь значительными для того времени доходами и творили разные для того времени притеснения подвластных им людей. До нашего времени дошло несколько жалоб крестьян и посадских людей на беззакония воевод. Но жалобы эти,  повидимому, не достигали своих целей и не менялись.
      До  XVII столетия на Чердынь нередко делали набеги воинственные дикие народы: остяки, вогулы и сибирские татары. Но после славного похода Ермака набеги эти становились редкими и менее опустошительными. Последний набег вогуличей на Чердынь совершился в 1582 году и не имел серьёзных для жителей последствий. После этого дикие инородцы начали отступать к северу и переходить за «Каменный пояс» (Уральские горы), а русская колонизация делать всё большие и большие успехи.


                   В. Суриков "Покорение Сибири Ермаком"

       Но жизнь Чердыни, бойкая и торговая, не касалась забравшихся в глушь  и почти одичавших ныробцев. Они среди своих лесов и болот жили другими интересами, не имеющими ничего общего с городскими. Город пугал их и в своих лесах они чувствовали себя в большей безопасности, нежели на городских улицах, где их норовили обидеть, обмануть и где зло надсмехались над их грязным и жалким видом. Они свыклись со своим образом жизни и не мечтали о лучшем, хотя с точки зрения горожанина жили совершенно по – звериному, часто впроголодь, в грязи и нечистотах. Но ныробцы любили свою глухую деревушку, свой родничок с чистой и холодной водой, около которого ютились их жалкие лачуги, не имеющие дворов. Им не казались унылыми и скучными родные места. Они всем сердцем были привязаны к узенькой полоске своих жалких полей, замыкающейся со всех сторон угрюмым хвойным лесом.
        Избы ныробцев были построены по одному плану и каждая из них занимала не более 6-9 квадратных сажень. Чуть не четвёртую часть этого пространства занимала русская печь из битой глины, ничем снаружи не окрашенная и без трубы. В потолке над ней прорубалось отверстие, в которое во время топки вытягивался дым. От печки вплоть до противоположной стены тянулись полати. По стенам, покрытым толстым слоем сажи, бродили несметные полчища тараканов. Вдоль стен обыкновенно шла толстая лавка, а в переднем углу стоял грубой работы стол. Пол, хотя и делался из толстых деревянных плах, но никогда не мылся и был покрыт таким толстым слоем сажи, что казался земляным. Такое жалкое помещение освещалось одним, в лучшем случае двумя небольшими окошечками, в которых вместо стёкол натягивались  бычачьи пузыри. В избах же в большие холода помещался и скот.


      Одевались ныробцы в платье собственного изготовления, и материалом для их одеяния служила, главным образом, шерсть овец. Основную одежду ныробцев составлял «лузан», служивший им и зимой, и летом. Лузан шился из самодельного сукна и представлял из себя широкое полотнище (с поперечными чёрными и белыми полосами) ширина которого подгонялась по ширине плеч охотника, а длина около трёх аршин. Этот кусок сукна с исподу подшивался толстым холстом, а в середине его делалось отверстие для головы. Лузан подпоясывался поясом и за пазуху ныробцы клали разные припасы, иногда до пуда весом. 



 Обувь тоже была самодельная, материал для неё давали шкуры лосей и оленей, во множестве водившихся в окружающих лесах. Главным помощником ныробца – охотника являлась верная собака – лайка, выслеживавшая с одинаковым успехом и грозу чердынских лесов- косолапого мишку, и мирного рябчика, и весёлую белку, и хитрую куницу.
      Большую часть года мужчины - ныробцы проводили в лесах, предоставляя бабам ведение домашнего хозяйства.
      Так тихо, однообразно, и быть может по- своему счастливо, проживали ныробцы вплоть до 1601 года и были далеки от мысли о каких- либо могущих произойти изменениях и переменах в их жизни. Но новый год( начинающийся тогда с сентября) был полон неожиданностей и событий, совершенно перевернувших эту мирную жизнь обитателей дикого северного уголка одной из самых удалённых и диких окраин государства московского.
    
 
Tags: Белдыцкий, Пермский край., история
Subscribe

  • Нас чуть не задушила Манская петля.

    Второй день нашего сибирского путешествия начинался бодро. Усталые ноги за ночь перестали болеть, носки высохли. Мы проснулись конечно же от того,…

  • Молли.

    Мы ходили на Попов остров. Остров интересен тем, что сравнительно легко попасть на него можно только зимой. Потому что остров, он среди болота.…

  • Ещё немного Тобольска.

    Наверное, я ещё долго буду писать про Тобольск. Вспомню одно, потом другое. Хотя... Про другие города, где я был, я тоже хотел писать много. Про…

promo guriny december 16, 19:19 1
Buy for 10 tokens
Я тут в ЖЖ вычитал, что Путин оставил треть населения России в нищете и сделал всех соседей России её врагами. Ну... Подразумевается что Навальный, если он таки придёт к власти, то со всеми соседями России немедленно опять подружится. И обеспечит трети населения России невиданное процветание. А…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment