guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Н.П. Белдыцкий "Ныробский узник". Глава четвёртая.

    Выкладываю часть четвёртую книжки Белдыцкого "Ныробский узник". Она целиком посвящена оковам Михаила Никитича. Здесь присутствует и небольшая интрига. Дело в том цепей, оказывается, двое. Оригинал и копия. Что те, что другие цепи сохранились до наших дней в уральских музеях. Подлинные цепи в Чердыни, а копия в Красноуфимске. Причём музейщики как Чердыни, так и Красноуфимска считают свои цепи подлинными.
     Как появилась копия ныробских цепей и почему её принимают за оригинал и рассказывает нам Белдыцкий.



Посмотреть на Яндекс.Фотках


     Глава Четвёртая. Цепи Михаила Никитича.

До настоящего времени одной из главных святынь ныробских являются цепи, в которые некогда был закован Михаил Никитич и в которых он принял смерть  в своей ужасной темнице в конце 1601 года.  «Смириша во оковах нозе его, железо пройде душу его»-гласит надпись над бывшей могилой страдальца. Цепи эти, любовно оберегаемые обитателями Ныроба, являются безмолвными свидетелями того ужасного дела, которому начало было положено в Москве, а конец в далёкой и холодной Ныробке.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Михаил Никитич до заточения.

          Профессор Вагнер, посетивший Ныроб в 1857 году, свидетельствует, что «цепи эти народ чтит как святое воспоминание о мученике». Мало того, цепям Михаила Никитича приписывается даже целебное свойство и во время церковных служб многие болящие надевают на себя части цепей ( смотря по тому, сколько может вытерпеть ) и в таком виде простаивают целые обедни. Простой народ горячо верит в целебную силу цепей и даже по отношению к животным, и ввиду этого многие ныробские обитатели возлагают цепи и на болящий домашний скот.
          Ныробцы так  свыклись с цепями Михаила Никитича, что не могут даже представить себе существования без этих цепей, перед которыми в благоговении преклонялись все многочисленные богомольцы, являющиеся сюда во время великого поста.
         Между тем, несмотря на такую ценность для ныробцев этих цепей существует мнение, что цепи, находящиеся в Ныробе не настоящие, а только их копия. У коренных обитателей Ныроба такого мнения не существует, да и не может существовать. Мнение это появилось в печати и проводится некоторыми исследователями Ныроба и его древностей. За последние годы мнение это, благодаря увеличившемуся интересу общества к ныробскому узнику, распространялось всё более и более и в конце концов создалась полная уверенность в подложности ныробскких цепей.
        Автор настоящего очерка имел возможность произвести по этому вопросу исследование и считает нужным остановиться на нём подробнее, что является прямо необходимым, ввиду его несомненного интереса.
          Первым, кто усомнился в подлинности цепей, был автор «Пермской летописи» В. Н. Шишонко, заявивший в своём труде следующее : «к сожалению должно сказать откровенную правду, что ныробские цепи подложные. Уже самый излишний блеск цепей невольно возбуждает вопрос, от чего цепи древние, а кажутся новыми, на что церковный сторож заявил, что их время от времени чистят, хотя и не сознался в подложности».
          Являясь собирателем древних документов и рукописей, относящихся  к истории Пермской земли, г. Шишонко, без сомнения заслуживает признательности потомства. Но как историк и самостоятельный исследователь, он часто грешит против истины и нередко против логики. Неожиданное заявление его о подложности цепей и блеск их, как доказательство подложности, поражают неожиданностью и легковесностью. Особенно характерно заявление, что сторож не «сознаётся» в подлоге. Блеск цепей, так поразивший г. Шишонко, объясняется просто тем, что цепи эти ежедневно надеваются богомольцами, что не даёт им возможности покрыться ржавчиной, да и наконец, ныробцы относятся к цепям в высшей степени благоговейно, и церковные сторожа постоянно их чистят, как дорогую  для народа реликвию.
         Более существенным указанием на подложность оков являются слова историка Дмитриева, который в своём реферате «Ссылка сокольничьего Михаила Никитича Романова» на стр.25, констатируя уменьшение веса оков, говорит: «Разные части оков расхищались усердными богомольцами. Усердие в данном случае простиралось даже до того, что каким-то образом все подлинные оковы оказались, наконец, в собрании старинных вещей когда-то богатой фамилии г. г. Коноваловых в Чердыни, а в ныробской церкви остались и теперь находятся позднейшие копии их. От г. г. Коноваловых подлинные оковы переходят по наследству к их зятю там же в городе Чердыни. От последнего оковы по наследству перешли в руки одного любителя старины в Красноуфимском уезде».



Краеведческий музей в Красноуфимске.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Ныроб. Фото Елены Ткач.

          Но, повторяю, сомнение в подлинности оков существует только среди интеллигенции, простой же народ  и с ним сами ныробцы свято верят в подлинность оков и даже не допускают мысли о возможности их подмены.
         Рассмотрим же теперь беспристрастно, что дало повод к сомнению в подлинности ныробских оков, и какие факты способствовали такой мысли среди исследователей ныробской старины.
         Прежде всего исследователей ныробских древностей поразило постепенное уменьшение веса оков. Самое древнее указание на вес оков, написанное над гробницей Михаила Никитича гласит следующее: «На сем невинном страдальце были:

1) Плечная железа                1пуд. 39 фунтов.
2) Ручная железа                   12 фунтов.
3) Ножная или кандалы         19 фунтов.
4) Замок                                   10 фунтов.

     ВСЕГО                                   3 пуда."


Посмотреть на Яндекс.Фотках

       Затем одним из первых серьёзных исследований ныробских древностей является Берх, автор книги  «Путешествие в города Соликамск и Чердынь». Берх посетил Ныроб три раза: в 1815, 1818, 1819 годах.
          Цепи были им тщательно осмотрены, взвешены и представлены так:

1) Плечная железа или так называемый Стул……………………39 фунтов.
2) Ручная железа…………………………………………………… 12 фунтов.
3) Кандалы или ножная железа……………………………….         19 фунтов.
4) Замок………………………………………………………………  10 фунтов.

Всего два пуда.

     В 1857 году Ныроб посетил профессор Вагнер («Кот Мурлыка» ), который, хотя оков не взвешивал, но зато дал в своей статье «От Чердыни до Ныроба» точный их снимок.
       В год посещения Ныроба профессором Вагнером ещё никто не сомневался в подлинности оков, да и такая дикая мысль никому и не могла прийти в голову. Из прилагаемого рисунка можно видеть, что цепи Михаила Никитича состоят из 4-х частей:

1) Длинная цепь с железным ошейником.
2) Ножные кандалы.
3) Замок .
4) Ключ.

Несомненно, первый рисунок цепей у Берха является под двумя названиями: плечные и ручные железа, общим весом 1пуд.11фун. Ключ же у него пропущен.
          Позднейший же исследователь Ныроба священник Василий Попов уже нашёл вес цепей таковым:

1)Цепь весом…………….1 пуд. 10 фунтов.
2) Кандалы………………  10 фунтов.
3) Замок…………………   10 фунтов.
ВСЕГО……………………  1 пуд. 30 фунтов.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Но священник Попов также опускает вес ключа в 1 фунт, прибавив который получим 1 п. 31 фунт. Разница с Берхом ( тоже без ключа) получается в 10 фунтов.
         Итак, мы видим, что церковное сказание о весе оков в 3 пуда, Берх указывает всего два пуда и священник Попов- 1п. 30 фун.
          Придавать точное значение церковному указанию, нам кажется, не следует уже на основании того, что едва ли не 300 лет назад меры веса, ( как и меры длины) согласовывались с настоящими. Кроме того, в указываемых трёх пудах должен был заключаться полный вес оков с ручными железами, которых не было уже и при Берхе и которые, по сказанию ныробцев, увезены вместе с телом Михаила Никитича в Москву.
           Показание же Берха, вывесившего оковы и нашедшего в них два пуда не может быть заподозрено в неточности. Автор «Путешествия в города Соликамск и Чердынь» является человеком в высшей степени основательным и отношение его к тому вопросу весьма серьёзно.Таким образом, разница разница в 10 фунтов между весом оков у Берха и таковыми же у священника Попова несомненны. Посмотрим же на какие части оков эта разница падает :
 Берх:
1) Плечная железа или т.н. стул         ……………….39 фунтов.
2) Ручная железа                                    ……………  12 фунтов.
                                             1 пуд 11фунтов.

3) Кандалы или ножные железа        ……………….19фунтов.
4) Замок                                                    ……………  10 фунтов.
                                                 Итого  2 пуда.

Попов:
Первые две части он объединил в одну цепь весом в 1 пуд 10 фунтов. Но священник Попов также опускает вес ключа. Следовательно, мы видим, что разница в весе оков во времена Берха(1815) и в настоящее – на 1 фунт в цепи и 9 фунтов в кандалах. Ничтожную разницу в 1 фунт можно смело считать несущественной и остаётся разница в 9 фунтов, падающая на кандалы.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Цепи Михаила Никитича. Из коллекции чердынского краеведческого музея.

            Из рисунка видно, что в кандалах не хватает соединительной части с остальной частью оков. Без сомнения эта соединительная часть состояла из мелких колец и могла быть растащена усердными богомольцами. Во всяком случае утверждать о подложности цепей только на основании  уменьшения их веса более чем рискованно. Это прекрасно сознают «сомневающиеся» в подлинности оков, и не имея в  руках положительных фактов, основывают своё мнение на слухах по поводу этого подлога. В этом нам приходят на помощь рассказы некоторых чердынцев о подмене оков г. Коноваловым, что будто бы произошло в начале шестидесятых годов минувшего столетия ( уже после Вагнера).
            В легенде о подмене оков поразительна та легковесность, с которой она получила такое широкое распространение, причём почти никто ещё не пытался критически отнестись к данным, послужившим созданию этой легенды, основанной только на одних слухах. По меньшей мере поразительно такое отношение общества к вопросу, имеющему несомненное историческое значение. Впрочем, мы не совсем справедливы, употребив выражение «никто». Один из позднейших исследователей ныробских древностей И. П. Попов автор брошюры «Село Ныроб и его достопримечательности» указывает на полную несостоятельность и вздорность легенды о подделке цепей. Но, к сожалению, г. Попов делает это в основе своего труда мимоходом. Между тем, мнение г. Попова как человека прожившего в Ныробе несколько лет и основательно изучившего его жизнь и древности весьма ценно.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
Нырбобские цепи. Фото Прокудина-Горского


           Теперь посмотрим, как создавалась эта легенда.
С. Я. Коновалов, являющийся по словам легенды, виновником подлога цепей служил в середине минувшего столетия городничим в Чердыни, происходя из помещиков, он имел своих крепостных и пользовался в глухом уезде большой властью и популярностью. Будучи страстным коллекционером, он в своём доме собрал довольно порядочную коллекцию редкостей и чудских вещей, которые в Чердынском уезде встречались почти на каждом шагу. Конечно такая достопримечательность, как цепи ныробского узника, не могли не остановить на себе внимания коллекционера.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
"Чудские вещи". Из коллекции Чердынского краеведческого музея.


Посмотреть на Яндекс.Фотках
         Пользуясь своей властью и своим значением С .Я. Коновалов послал в Ныроб своего крепостного кузнеца, человека очень искусного в ремесле ( о чём сохранилось много рассказов в семействе Коноваловых). Кузнец этот на месте изготовил некоторые части оков, но замок потребовал более тщательной отделки и Коновалов с разрешения причта Ныробских церквей увёз этот замок в Чердынь, где его кузнец без помехи и сделал очень точную его копию. Впоследствии подлинный замок был возвращён по принадлежности и копия ныробских цепей в полном их составе красовалась в коллекции С.Я. Коновалова.
         Цепи, а равно и вся коллекция чудских вещей, перешла впоследствии во владение родственника С.В.  Новый владелец коллекции и копии цепей нередко в шутку уверял доверчивых слушателей в подлинности его оков. Благодаря этой шутке и сложилась легенда о подложности ныробских цепей. С течением времени обитатели Чердыни укрепились в мнении, что подлинные цепи находятся во владении Коноваловых, а в Ныробе хранится и почитается только лишь копия этих цепей.
       Впоследствии копия цепей от наследников Коноваловых перешла в руки г. Голубцова, землевладельца Красноуфимского уезда. Конечно, для доверчивой толпы, жадно воспринимающей всякий вздорный слух за истину, достаточно и таких вздорных данных. Но со стороны серьёзных исследователей, нам кажется, можно было бы ожидать большей осмотрительности и более критического отношения к столь важному вопросу.
Автору настоящего очерка также пришлось беседовать на эту тему со старожилом села Ныроба, почтенным крестьянином Иваном Ивановичем Дьяковым, который прекрасно помнил, как коноваловский крепостной изготовил копию цепей и как замок был временно увезён г. Коноваловым.
      Велико было изумление почтенного ныробца, когда он услышал предположение о подложности ныробских цепей.
- Да разве возможно это дело ? – воскликнул он с негодованием и изумлением, - да разве мыслимое дело святые цепи поменять! Да у кого руки поднялись бы на это! Да и как это могло случиться, что мы не приметили? Ведь не только мы, а наши отцы, деды прадеды наши цепи эти ежедень перебирали и кажну зазубрину в их запомнили, хоть ночью нам их покажи - узнаем. Грех про то и говорить. На моих памятях то было, помню как и барин Коновалов послал своего кузнеца и как кузнец робил здеся. А замок-то, значит, очень хитрой работы, вот Коновалов и попросил у священника его на время в город увезти, чтоб там поему такой же сробить. Через месяц опосля того от Коновалова нам староста и замок привёз. И какой увезли такой и привезли. Нет, наши цепи те самые, что на мученике были, не хорошо это господам и говорить про какую-то подмену».
      Здравый смысл простого и верующего народа ясно видит всю нелепость легенды о подложности  ныробских цепей. И никакие вздорные слухи не в состоянии поколебать твёрдой уверенности ныробских жителей в том,  что в их храме находятся подлинные цепи мученика, те самые цепи, что на протяжении трёх столетий чтутся многочисленными поколениями как дорогая реликвия, как памятник, свидетельствующий о страданиях ныробского узника.

                                        Продолжение будет.
   

Tags: Белдыцкий, Красноуфимск, Пермский край., история
Subscribe

  • О чём бы я сказал сегодняшним молодым "революционерам"?

    Впечатление создаётся такое, что на каждом углу говорят «молодёжь поддерживает Навального». Что все хотят перемен и улучшений, всем надоел этот…

  • Сбой.

    Я как-то уже писал, что наша идеология – это потребительство. Или эгоизм. Впрочем, принципиальная разница между этими понятиями небольшая.…

  • Трусы Навального и новый штамм.

    Наверное, не зря это совпало по времени - скандал с трусами Навального и обнаружение нового, более заразного, штамма коронавируса в Англии. Типа,…

promo guriny december 16, 19:19 1
Buy for 10 tokens
Я тут в ЖЖ вычитал, что Путин оставил треть населения России в нищете и сделал всех соседей России её врагами. Ну... Подразумевается что Навальный, если он таки придёт к власти, то со всеми соседями России немедленно опять подружится. И обеспечит трети населения России невиданное процветание. А…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment