?

Log in

No account? Create an account

Журнал Александра Гурина

О бересте и не только

Previous Entry Share Next Entry
Третье рождение обители.
картинка
guriny



    Я конечно знал, что где-то в лесах за Невьянском есть деревня Сербишино. Мой друг Олег Есаулов говорил мне.
-Если ехать по дороге, то сначала будут Быньги, потом Верхние Таволги, потом Нижние.
-А дальше?
А вот дальше будет крошечная деревня со смешным названием Малехоны, она же Сербишино. Откуда взялись оба эти названия - история умалчивает. Почему Сербишино? Тут что ли сербы жили? А почему Малехоны?
-А тут Малехонин какой-то жил. И вообще раньше тут колдуны жили, не будем о них вспоминать - сказала мне сегодня матушка Фаина.
Так и осталось покрыто неизвестным мраком происхождение этого названия. А потом я услышал, что Сербишино - это святое место и там живут несколько монахов. Вот и всё, что я знал до сегодняшнего дня об этой деревне.





  И вот сегодня мы едем туда. Эту поездку организовала нам Анна Фараджова. Желающих совершить небольшое паломничество набралось аж на два микроавтобуса. За два дня до поездки Анна позвонила Але и сказала, что осталось несколько довольно незанятых мест. Аля сообщила кому успела и все согласились. В результате почти вся "Газель" оказалась заполнена блогерами и их родственниками. Просим прощенья у тех, кому не успели позвонить. Места в маршрутке бысторо закончились. У Али даже мама поехала,хотя для неё это всё не привычно и из-за болезни ног ей ходить далеко тяжело. В другой машине ехали прихожане новоуральских храмов и священник отец Олег с матушкой Екатериной.
    Каждый из нас вез разные подарки для монастыря. Кто съедобные, а кто и несъедобные, в том числе две больших пачки бумаги.
-А бумагу-то зачем?
-Чтоб было на чём писать поминальные записки за здравие и за упокой.



     Расскажу немного об истории этого святого места. Деревня была основана в конце 18-го века. В 1895-м году здесь был основан общежительный Свято-Введенский женский монастырь, в котором было около семидесяти насельниц. Монахини вели хозяйство, занимались рукоделием, обучали детей в школе. Настоятельницей монастыря была матушка Валерия. Чуть позже на горе рядом с деревней поселился иеромонах Симеон. В юности он странствовал по многим обителям, бывал в Иерусалиме и на горе Афон. В память своего посещения Святой горы, батюшка и ту уральскую гору, на которой жил, тоже назвал Афоном. Вернувшись в деревню, он стал священником в монастырском храме. 
     Когда в 1935-м году монастырь был разгромлен коммунистами, то его раскатали буквально по брёвнышку. Не осталось ни следа ни от храма, ни от монастырских построек. И вместо монастыря в деревне появился колхоз с говорящим названием "Боевик". После разгрома монастыря батюшка Симеон и матушка Валерия жили здесь же, в деревне, дожили до преклонного возраста и после смерти были похоронены на деревенском кладбище. Мой рассказ об их жизни получился очень кратким. Если хотите узнать  о жизни основателей монастыря побольше, то заходите на сайт Свято-Введенского Симеоновского скита. Свято-Введенский скит стал наследником того монастыря, правда он уже не женский, а мужской.



    Второе рождение обители произошло в начале 21-го века. Возродить обитель в Сербишино решили потому, что в народе память о батюшке Симеоне и матушке Валерии сохранялась и в советское время. Паломники приезжали в лесную деревню, чтобы поклониться их могилам. В 2001-м году тогдашний владыка Викентий заложил фундамент храма со старым названием, но уже на новом месте, не в самой деревне, а рядом с ней.
    Фундамент, а по сути целый полуподвальный этаж, построили, а потом почему-то покинули это место на целых двенадцать лет. И шесть лет назад произошло третье рождение обители. Из Алапаевска приехали трое монахов. Над старым фундаментом стали возводить бревенчатый храм, был построен дом для монахов, баня, котельная. И святое место стало оживать.



     Первые мои впечатления от поездки сюда были не самыми лучшими. С утра подморозило почти до минус двадцати. А когда долго едешь в холодной машине, а потом выходишь на совсем холодную улицу, то начинают сильно мёрзнуть ноги. И когда мы все пошли в новый храм на молебен, то я, скажу вам откровенно, больше думал о своих мёрзнущих ногах.
-Ну зачем же я поехал в ботиночках, почему не надел свои походные войлочные чуни? Сейчас бы горя не знал.
    В храме всё новенькое. Свежие бревенчатые стены из лиственницы. Новый иконостас, украшенный "машинной" резьбой.



И если б не лютый холод, то тут приятно пахло бы смолистым деревом. Холодно же здесь потому, что котёл, хоть и установлен, но ещё не подключён.

  

-Сегодня из Невьянска должны и царские врата привезти - говорит нам иеромонах Евфимий, настоятель скита.



Угловатое помещение с иконой Троицы - это алтарь. Массивный деревянный престол тоже скоро привезут.



А это такое вот красивое, золотисто-жёлтое подкупольное пространство, "небо" нового храма. Красота конечно. Вот бы ещё ноги не мёрзли бы.



Новоуральские паломники на молебне.



    Программа нашего паломничества была такова - сначала молебен в Введенском храме, потом посещение могил батюшки Симеона и матушки Валерии. Чаепитие в братском корпусе. Посещение ещё одного храма - Преображенского, который стоит в самой деревне. И наконец - посещение горы Афон, где была келья-землянка батюшки Симеона.



Поклонный крест, стоящий посреди скита.



    А потом мы пошли на могилки батюшки Симеона и матушки Валерии. Сербишинское кладбище находится буквально рядом с храмом. Метров сто в лес. Здесь похоронены не только основатели монастыря, но и жители деревни. Голубые кресты- это могилы сестёр. После разгрома монастыря многие монахини остались жить в деревне. Рядом с батюшкой Симеоном могилка его послушника Алексея, который умер молодым. 



Одна из могил сестёр.




     На некоторых могилах - такие вот красивые "таблички"- эпитафии в назидание потомкам. "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Здесь покоится послушница Надежда Иаковлевна Безрукова, скончалась в 1950-м году, 1 октября, 50 лет.

Спасайтесь, братья и друзья, из гроба к вам взываю я.
Прошу я вас, мои родные, помолитесь обо мне.
Я иду в тот путь далёкий, в который все пойдёте вы.
Как цвет увял, как тень исчезла, так прошла вся жизнь моя.
Помолитесь, дорогие, чтоб Господь простил меня.
Спасайтесь, братия и сёстры, забудьте мира суету.
Прощайте всех, любите ближних.
И не забудьте обо мне.
О Боже, сильный наш Спаситель.
Пошли душе ея покой.
Всели её в свою обитель.
И со святыми упокой.

Вечная тебе память .
Последний подарок дорогой Надиньке"
  



На других просто и коротко  написано "Послушница Вероника" или "Послушница Екатерина".



   Над могилой батюшки Симеона и матушки Валерии установлены резные деревянные кресты и навесы. Как нам рассказал отец Евфимий, при установке этого навеса в земле откопали два тяжёлых железных креста - вериги, которые батюшка носил при жизни, и которые после смерти положили ему на гроб. Один из этих крестов вы ещё увидите, а другой сейчас хранится в невьянском соборе.



Таким был батюшка Симеон. На его могиле тоже эпитафия, написанная, вероятно кем-то из сестёр.



Здесь текст читается лучше, вы сможете его разобрать и сами.



Женя у могилы матушки Валерии. Прочитать эпитафию на могиле матушки  можете здесь. Там есть такие слова.

"Все как пташки к тебе прилетали,
В молитвенный тёплый приют".



Отец Евфимий среди паломников из Новоуральска. Мы помолились на могилках, поставили свечи батюшке с матушкой и пропели "Вечную память" всем, кто тут покоится.



А потом пошли в братский корпус. Пить чай и греться.



    И здесь, в тепле, я снял наконец свои промёрзшие ботинки и отогрел ноги. Чем "спас" своё  настроение и восприятие окружающего мира. Я смог думать не только о своих заледеневших пальцах. После этого ноги у меня уже не мёрзли, хотя ходили мы по холоду ещё очень долго.
     Мы все чинно рассаживаемся вдоль длинного стола с отцом Евфимием во главе. Фотоаппарат ещё на совсем оттаял, поэтому края снимка получились размытыми.



    Отец Евфимий говорит о третьем возрождении обители, о том, с чего всё начиналось. А начиналась всё на голом энтузиазме. Приехали в лес несколько человек. Начали строить дом.
-Сначала мы пошли  на могилу отца Симеона, помолились Богу. Если будет Его воля, то пусть всё устроится, а если уж нет, то пусть разорится.
И то, как много несколько монахов сумели сделать за шесть лет, говорит, что воля всё-таки была.
-А ещё у нас тут пожар был.
Горел лес, трава. Пожар приблизился к скиту, но обошёл его стороной, не тронув построек. Зато сгорели все посадки на огороде. Потом огонь пошёл к реке, перепрыгнул через неё и где-то на той стороне угас. И только одна баня в деревне сгорела.



-Вы же в лесу живёте. Есть ли тут какие-нибудь хищные звери?
-Есть и волки, и лисы, и енотовидные собаки. Я и не знал, что у нас такие зверьки водятся.
Но все звери где-то там, немного поодаль, в сам скит не заходят. Да и деревню стороной обегают, в ней ведь каждый третий - охотник. На веранде братского корпуса я заметил коловорот. Наверное, монахи ходят и на рыбалку. Для кого им нужно ловить рыбу в эти великопостные дни - вы тоже скоро увидите. Сами они в пост рыбу не едят.  
-А иван-чая мы летом собрали почти тонну.
Его тут, на бывших колхозных полях очень много. Листья сушат, а из цветочков делают варенье. А ещё в монастыре есть куры и пасека.
-Было десять ульев, а  на лето планируем поставить ещё двадцать.
 Паломники слушают и попивают тот самый иван-чай. На стене старинные иконы, которые, говорят, сохранились со времён того, первого монастыря.



   Паломников в скит приезжает всё больше. Летом они живут в палатках прямо под стенами храма. А тут обещали приехать сразу двести человек на четырёх автобусах. Вроде и хорошо, когда много паломников. Но с другой стороны нарушается молитвенное уединение. Слишком суетно становится и многолюдно. Даже сейчас нас тридцать, а их всего семь - трое монахов и четверо трудников.
     Алина мама слушает рассказы отца Евфимия о монастырском  житье.



    В дальнейшем скорее всего поток паломников будет только усиливаться. Сербишино перестнет быть лесной глушью. В эти края уже строят асфальтированную дорогу, построили новый мост через Нейву. Скоро дорога пройдёт через леса и выйдет на тракт Нижний Тагил-Алапаевск.
-А знаменья у вас бывали?
-Конечно бывали - говорит батюшка - только мы особо не распрстраняемся о них.
Сразу после пожара монахи пошли на могилку отца Симеона. И оттуда, из выгоревшего леса, на них пахнуло таким благоуханием цветов. Они приближались к могилке, а аромат цветов всё усиливался. Такой же сильный цветочный аромат был, когда ставили купола. И радуги в небе. Целых три.
    


-А где ж вы живёте?
-Да вот тут все и живём. А спим на втором этаже этого же дома. Хотели построить братский корпус побольше, но на постройку нужно полмиллиона. А храм думаем закончить к Пасхе, но это уж как Бог даст.



    Русская печь, бак с водой. Это монастырская кухня. Воду приходится таскать из колодца. Не знаю, подведено ли электричество к скиту. Что-то мне подсказывает, что нет. И приходится братьям пользоваться генератором. Топливо экономить. И дрова рубить тоже приходится самим. А если котёл подключат, то дров и вовсе придётся жечь много.



    Скит живёт не только молитвой и трудами по строительству. Здесь планируют издать книжку об истории и жизни деревни и скита. В брошюрке, которую уже ранее кто-то написал про сербишинский монастырь, обнаружились неточности. Чтобы их исправить, и понадобилась информация из первых рук. А ещё нужно встретиться с юристом  и уладить вопрос с землеотводом, оформить участок в собственность скита.
    Женя и её мама.



Под нашими ногами ходит кто-то большой, чёрный и мягкий.
-Ой, это кот, а я подумала, что что-то упало -говорит одна из женщин.
В монастыре да без кота - такого не бывает. Естественно, если есть коты, то их надо погладить и всячески помять.



Вскоре обнаружился и ещё один котейка. Маленький, короткошёрстный и шустрый. Вот он, на руках у Ани. Все коты здесь очень добродушные, от людей не бегают. Какие хозяева - такие и звери. 



-Батюшка, а котов у вас сколько?
-Трое. Один рыжий и два чёрных.
Рыжий тоже здесь.



-А главное - деревня нас приняла - говорит отец Евфимий.



Вручаем настоятелю ещё один подарок - туесок из бересты.



-Я с вами отправлю отца Филарета - говорит нам настоятель - а ко мне должны приехать из правительства области.
Отец Филарет повёл нас дальше. В Преображенский храм и на гору Афон.
На улице котосессия была продолжена. Чёрный кот вышел с нами за двери, решил проводить гостей. А от них так просто не отделаешься.



Кот и Витя.



Кот и мы все. За нашими спинами - батюшка Евфимий.


А это более узкий круг. Аля, Таня, Никита, Эля, Владимир Ломов, Женя и я.



Достраивают крыльцо. Обратите внимание, Четвёртая снизу ступенька получилась вдвое ниже, чем нужно. Поему так? Но мне кажется, это исправят.



А мы идём по деревенской улице к храму.



Вдруг - купол. Но ведь Преображенский храм выглядит не так. Мы уже знали, что это просто домик с крестом  над крышей и никаких куполов. А о втором храме в деревне нам не говорили ничего. Оказывается этот храм построила на своём участке одна женщина. Построила, а вот освящать его епархия отказлась. Наверное, потому, что нельзя ставить храмы самочинно, без благословения.




А вот и настоящий храм. Выглядит неказисто.



Колокола его - это просто спиленные газовые баллоны. А на "самочинном" храме колокола настоящие.



Аля на ступеньках.



Внутри красиво, хоть и тесно.



На стене - крест, который поставил сам батюшка Симеон на вершине своей Афонской горы. Он хранится здесь как святыня, а там, наверху, установлен новый. Здесь же висит железный крест, один из тех, которые батюшка Симеон носил на теле как вериги.



Эля ставит свечку.



Деревня Сербишино - интересное место. Большинство домов здесь деревянные, крепки. Очень мало сайдинга и заборов из профнастила. Зато много резных наличников.



Памятник погибшим на войне односельчанам.



Деревенские псы.



А мы длинной вереницей сходим на лёд Нейвы.



На другой берег ведёт хлипкий мостик из досок, подвешенных на тросах. А раньше было вообще страшно. Через реку были протянуты два троса. За один держись, по другому иди. Чуть оступился - и бульк в Нейву. Эля решила проверить новый мост под нагрузкой. Он выдержал.



  Мы остановились под горой у родника, из которого батюшка Симеон брал воду. Смотрим вверх. Гора довольно крутая. Не зря её назвали Афоном. А батюшка ходил сюда за водой и ещё таскал отсюда наверх камни, чтобы насыпать там небольшую горку - Голгофу, на вершине которой и стоял крест.



Лезем. Кто может - поёт Иисусову молитву. Кто не может - лезет молча.





Во времена батюшки Симеона здесь был натянут трос. В сырую погоду без него и не подняться. Алина мама не хотела лезть вверх, боялась, что не дойдёт. Но её уговорили. 



На последнем подъёме стоял Ваня и подавал всем руку.



На горе очень чистый и светлый сосновый лес.



А тут была землянка, в которой жил батюшка Симеон. Землянку восстанавливать не стали, построили на этом  месте  домик.



От жилища отшельника остались лишь углубление в земле и бревно.



-На этом  месте прозрел мой отец, когда ему было три года - говорит матушка Фаина.
Сюда снизу приходили люди, чтобы спросить совета в делах духовных и мирских и попросить молитв батюшки.



А вот и Голгофа. Горка, сложенная отцом Симеоном из  камней, принесённых снизу.Отец Олег читает молитву Илье Пророку, святому, которого особенно любил батюшка Симеон.



Ставим свечки прямо в снег к подножию креста.




Фото на память.



В бывшей землянке отца Симеона.




И начался путь вниз, не менее трудный, чем вверх. Мы цепляемся за деревья, скользим, падаем, поддерживаем друг друга.




Родник батюшки Симеона промёрз до дна. Напрасно матушка Фаина пытается  прорубить лёд до воды.



Зато из соседнего колодца воды можно набрать на всех. Женя разливает всем по бутылкам святую воду.
Отец Филарет сказал, что от этой воды руки не мёрзнут. но это справедливо лишь для небольших объёмов воды. А когда нужно налить тридцати человекам по две бутылки каждому, то руки поневоле замерзают.



Потом этим стал заниматься я.




Ну вот и всё. Наше путешествие в Сербишино подошло к концу. Возвращаемся в деревню. А скит виден отсюда далёким расплывчатым силуэтом с точкой золочёного креста, сияющего на солнце.



А ещё мы видели радугу. Зимняя радуга обычно бывает кольцом вокруг солнца. Радуга - говорят, хороший знак, знак Божьего благословения.



Не знаю, удастся ли приехать в это удивительное место ещё раз. Но нам бы очень этого хотелось.

Posts from This Journal by “#Урал” Tag

  • Как мы делали "фальшивое" плетение.

    На днях в Екатеринбурге на Чапаева-10 ( Центр традиционной народной культуры Среднего Урала) проходил наш мастер-клас с педагогами области.…

  • Кунара или 40 лет спустя.

    В воскресенье мы с моей мамой и её соседями ездили в Кунару. Соседи - это дядя Серёжа и дядя Володя. Люди, которые нам постоянно помогают, котрые…

  • Грифон с напильником.

    Взято отсюда. Фото 1929-го года. Златоуст. Группа студентов-практикантов и техперсонал завода. А какого завода? И тут я обратил внимание на…

  • День, пропахший порохом.

    Вчера на поляне возле лыжной базы в посёлке Верх-Нейвинском состоялся военно-исторический фестиваль, посвящённый тому самому единственному бою,…

  • Через сто лет после боя.

    Вчера широкие круги новоуральской краеведческой общественности возлагали венок к памятнику жертвам Гражданской войны. Вот к этому. Идея…

  • Написано на хребте Молебном

    Игорь Обухов, о котором я неоднократно писал в блоге, недавно вернулся из похода по Северному Уралу. Этот поход отличался от других тем, что в…

  • А где ж завод?

    Тут я нашёл у Яремко в "Яндекс-фотках" довоенное фото Верх-Нейвинска. Снято с горы Киндерейки. Всё вроде на месте. Никольский храм, Воскресенский…

  • Механизм.

    Сегодня в своих "Яндекс-фотках" копался. Нашёл вот это. Это переднее колесо древнего мотоцикла "Харлей-Дэвидсон". А шестерёнки зачем? Оказывается…

  • Приметы ушедшего мира.

    Недавно заходил к нам Юрий Георгиевич Коровин, известный наш коллекционер древностей. И обычно он ходит не с пустыми руками. На этот раз в руках…


promo guriny october 27, 10:59 4
Buy for 10 tokens
Вчера попалась на глаза вот такая история про застрявшую в заборе лису. Случилась эта история в Англии. Наш, русский, в подобной ситуации взял бы полотенце побольше, замотал бы морду лисе, чтоб не укусила, и вытащил бы её из забора. А европейцы вызвали спасателей и ветеринара. Но главное, что…

  • 1
Очень интересный рассказ. Я почти до конца переживала из за ваших замерших ног.

Стоило раз отогреться в тёплом помещении - и ноги больше не мёрзли.

Обожаю деревянные церкви!!!

В наших краях их много.

Хорошо! Очень люблю эту деревню, эти места. Зимой не был там никогда.

Edited at 2018-02-25 05:54 pm (UTC)

Да,туда хочется съездить ещё.И летом теплее.

  • 1