guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Фото моих предков.



   Недавно мы ходили в гости к нашим родственникам дяде Серёже и тёте Тане. Так уж получилось, что зашли мы к ним в гости только вчера, а до того ни разу у них не были. И кроме налаживания родственных связей, была у нас ещё одна важная задача. Нам нужно было переснять фото брата моего деда. Брат деда Валерий Павлович Егоров погиб на фронте во время Великой Отечественной войны.
     Теперь его фото у нас есть. Получается, что главным результатом нашего похода к родственникам стала вот эта фотография. Она была сделана в Тюменском пехотном училище  в 1943-ем году. Валерий здесь с погонами курсанта. Желтый кантик по краям погон как раз и говорит нам о том, что он учился в военном училище.






    Напомню, с чего всё началось. Недавно Илья Тупиков, руководитель Нейво-Рудянского школьного музея прислал нам письмо. Он и его ученики проводили раскопки на том месте, где стоял дом моих предков. После смерти прадеда в 1965-м году моя прабабушка баба Таня продала этот дом. Ей не под силу было управляться с такой большой постройкой в одиночку. Она купила себе дом поменьше. А тот, "предковский" дом стал ветшать. У новых хозяев не было сил поддерживать его "на плаву". И лет через десять он пришёл в негодность. Дом снесли, а на его месте построили тир и разбили школьный сад. В этом-то саду Илья Николаевич и производил раскопки.
    Был найден обломок старой алюминиевой ложки с надписью "Егоров В.П."



Потом нашли латунный значок "Готов к ПВХО (противовоздушно-химической обороне)" 30-х годов, маленький колокольчик, монету и металлический колпачок от карандаша "Зингер". Это пока все находки.

Значок "Готов к ПВХО" - с красной звездой


Сейчас сезон раскопок уже закончен, но, может быть, в следующем году они возобновятся. Илья Николаевич спросил меня, знаю ли я что-нибудь о Валерии Егорове. По материалам раскопок он хочет сделать в школьном музее стенд, посвящённый моему предку. Естественно, знания мои о нём были чрезвычайно скудны и, как оказалось, недостоверны. Но я сказал, что может быть, у тёти Тани какая-то информация о нём есть. Так и случилось.
     И вот мы сидим за столом и перебираем кучи старых фотографий. А ещё, сохранились письма Валерия Егорова, которые он писал родным из военного училища в Тюмени. О том, что Валерий учился в военном училище, я не знал вообще.



      Фото самые разные. Для начала выложу фото, которое встречалось на страницах моего блога. Это тот самый дом и мой прадед верхом на коне. Тётя Таня рассказала мне, что нашла это фото в "одноклассниках" и сильно удивилась. Неужели такая фотография есть у кого-то ещё? Получается, что она есть в музее. Ведь именно там я её переснял и выложил в ЖЖ. А уже оттуда она ушла в "одноклассники". А тут фото в натуральном виде. Наклеенное на картонку с виньетками.



Это наш дом отдельно, уже без коня. Кстати адрес его был - улица Ленина 25.



Вот Валерий Егоров в коляске. Ему тут всего пять месяцев. Родился он    1925-го года. То есть на пять лет младше деда, который родился в 1920-м. На обороте подпись: "фотограф Молодцов". Наверное, это тот самый человек. который арендовал в доме предков комнату под фотографию. К сожалению фотографий, относящихся к детству и юности Валерия, у тёти Тани нет.



   А это мой дед - Борис Павлович Егоров, брат ВАлерия. Тут ему лет двадцать или чуть больше. Никогда я не видел деда настолько молодым. Практически все его фотки - это фотки уже пожилого человека. Фото сделано, как я понял, накануне войны. Дед в это время работал архивариусом на заводе. Или ещё в пожарной охране? не скажу точно. Обратите внимание на значок у него на груди. Это тот самый значок "Готов к ПВХО", который нашли ребята в земле. Значок был сложной конструкцией. Он висел на небольшой цепочке, которая прикалывалась к одежде застёжкой в виде крошечного самолётика. Цепочка порвалась и значок потерялся. Интересно, выдавались ли на подобные значки удостоверения. И за что дед его получил? Вероятно, он посещал какие-то курсы по противовоздушно-химической обороне, может, быть, сдавал экзамены. Просто так в те годы значки не вешали.



Это мой прадед Павел Георгиевич. Снято на добрую память для друзей. 1917-ый год.



Подпись: "Дарю на добрую память Серёже и Анюте Худяковым 23 января 1917г"



Прадед мой Павел Георгиевич с супругой Татьяной перед уходом на войну. На коленях у бабы Тани дочь Кира. У прадеда и прабабушки было трое детей - Кира, Борис и Валерий. Только вчера я узнал, что оказывается прадед мой воевал в "Империалистическую", как называли сразу после революции Первую Мировую войну. Воевал недолго и был списан по ранению. А куда и при каких обстоятельствах был ранен - этого я не знаю к сожалению. Фото сделано скорее всего в 1916-м году. И было ему тогда 21 год.



Оборотная сторона фото. Подпись "Кира 3.5 месяцов от роду. Перед воен. службой.



А это сестра бабы Тани, баба Маня. Мария Георгиевна Заева. Снято в 1929-м году. Та самая, которая под конец жизни помнила, что у неё было два мужа, но не помнила, жила она с обоими сразу или с каждым отдельно. Видимо оба мужика не зажились на этом свете и умерли так давно, что баба Маня успела всё про них забыть. Чуть больше про бабу Маню читайте здесь.



Оборотная сторона. "Станция Рудянка ул. Октябрьская дом 14. Заева М.Г. 29".



А это её муж Иван Заев (слева) на военной службе.  Сфотографировался в ателье рядом с Золотыми воротами во Владимире. На обороте фото - стихи.



Чьё любовью сердце бьётся,
Кто мне дорог, кто мне мил,
Кто навеки полюбил и кто любовию гордится,
Кто любви моей просил,
Тому карточка дарИтся.

Дарю на память. Иван Заев.

За Золотыми воротами, против женской гимназии.



Теперь непосредственно про Валерия. У тёти Тани сохранилось довольно много его писем. Письма фронтового типа - треугольнички. Их складывали каким-то хитрым способом. Внутри - написанный  текст, снаружи адрес, фамилия адресата и штемпель. Конверты тогда были редкостью.



Насколько я понял, Валерия призвали в армию сразу, как только ему исполнилось 18 лет.  Это был 1943-й год. Как я уже упоминал, его послали учиться в пехотное училище в Тюмени. Письма оттуда в Рудянку шли целый месяц. Так долго потому, что их сначала отправляли в Омск. Тюмень тогда относилась к Омской области. В Омске письма просматривала военная цензура. Просматривали и ставили специальный штампик.



    Цензура заключалась в том, чтобы люди в переписке не выдали какую-нибудь военную тайну. Сами люди естественно это знали, поэтому в письмах не писали ничего специфического. Никаких подробностей своей жизни, работы, службы. Никаких трудностей, никаких проблем. И никаких личных переживаний скорее всего также не описывали. Свою любовь, ненависть, ревность, радость, зависть - в общем весь спектр личных чувств, как позитивных, так и негативных - бумаге не доверяли. Кому ж будет приятно, если в твоих чувствах будет копаться какой-нибудь сержант с синим химическим карандашиком в руке. Карандашик был нужен для того, чтобы замазывать встретившиеся даже легчайшие намёки на тайну. Если намёки были более серьёзными, то это грозило уголовным преследованием.

"Живу ничего. Сейчас только спим да едим, а больше ничего не делаем, так как идёт переформировка. Вернее так проводим, как поедим, так и на бочок. Сегодня только что сходили строем на умывание, а сейчас снова лежим и ждём время, когда пойдём на завтрак. А так всё в порядке, живу хорошо. Ходил к бабушке покупал молока и вообще я в городе продумал, так как там близко базар, то я там был и покупал молока, муку и хлеба". Немного бессвязно, но это может быть отттого, что я не совсем хорошо разбираю его почерк.



Письмо, где часть текста была зачёркнута военным цензором. Послано из Кыласово к тёте Пее в Таволги (кто такая тётя Пея - не знаю) "Сегодня. то есть 27 числа поехал в Невьянск из нашей роты старший лейтенант Гольд, который поехал с одним бойцом в Таволги (дальше вычеркнуто цензором) Но я дал ему ваш адрес, и он хотел зайти к вам или на дом, или в контору.




    Фотографии тоже были под контролем. Разрешены были только такие, как та, что приведена в начале этого поста. Никаких интерьеров, никакой военной техники, учебников, тренажёров. Ничего такого, что окружало курсанта в обыденной жизни, и что могло бы быть интересно нам, сегодняшним.
     Поэтому почти все военные письма - постные, пресные. Они "ни о чём". Как доехали? Хорошо. Как живёте? Весело, все здоровы. И всё. Хотя, может быть, моё впечатление неверно. Потом попробую разобрать почерк, расшифровать, перепечатать всё до строчки. Но на это потребуется время. Может быть, сумею. И тогда люди той эпохи скажут о себе собственными словами, собственным голосом.
    Программа обучения в военных училищах той военной поры была сильно сокращена. Очень сильно. Никто тогда не учил курсанта четыре года как сейчас.  Несколько месяцев обучения - и на фронт. По такой же программе готовили и Валерия. И, насколько я понял, в Тюменском пехотном училище он не доучился. Его отправили в деревню Кыласово Кунгурского района Пермской области. Зачем? Пока не знаю.



А это, наверное, последнее письмо Валерия, которое было написано в поезде."...я ещё в дороге и сам варю концентрат. Сейчас еду по той местности, которая была занята немцами. Одна окружающая обстановка наводит тоску и ужас. Всяких трофеев - просто ужас. Бежит он и не оглядывается, всё бросает. Скоро буду в Курске, там, где папка был в командировке".



    И погиб Валерий не под Оршей, как я думал раньше.  Он погиб при форсировании Днепра у села Глебовка Вышгородского района Киевской области в том же 1943-ем году. Его сестра Кира Павловна с мужем Юрием Александровичем Глюковым и с дочерью Таней ездили в те места. То есть, тётя Таня ездила на Украину сама и видела места, где погиб её дядя, своими глазами. Директор школы показывал им места боёв. В Глебовке есть мемориал павшим воинам.



Мемориал в Глебовке. Современное фото.



Там на гранитных досках выбиты их имена. Именно оттуда, из Киевской области, была привезена горсточка земли, захороненная на Рудянском кладбище.

Родственники Валерия в селе Глебовка. Справа - директор школы.


    И тут есть одно непонятное место. Выпускники военных училищ должны получать офицерские звания. И Валерий должен был поехать на фронт в звании лейтенанта. Но на памятнике он указан в одном месте как сержант, а в другом - вообще как рядовой. Видите обрывок фразы "Сержант Егоров."



   А это современное фото одной из досок того самого мемориала из Глебовки. Написано "Рядовой Егоров В.П. 1925". Инициалы и год рождения указаны верно.



Тётя Таня увеличила фото Валерия и шла с ним на параде "Бессмертного полка".
А ещё нам хотелось разузнать о том, куда делась история Нейво-Рудянки. Мой прадед Павел Георгиевич записывал исторические события, связанные с жизнью родного посёлка в толстую конторскую книгу. Куда эта книга делась - тётя Таня не знает, но точно помнит, что она была.
Похоже, что я ещё не раз вернусь к этой теме.

Tags: Музей, Нейво-Рудянка, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Тетрадь нашлась.

    По следам вот этого поста. В нём я писал, что у бабы Тани была тетрадь, написанная рукой моего прадеда, Егорова Павла Георгиевича. А там -…

  • В моих закромах...

    Когда-то давно у меня возникла украсить коридор нашего учреждения большими фотографиями. Учреждение наше называется Станция Юных Техников, поэтому…

  • Когда в мою дверь постучался козёл.

    Эту историю я услышал сегодня от моего родственника дяди Серёжи. Он живёт в Зелёном посёлке и долгие годы выращивал коз. -Жил у нас в Зелёном…

  • Португальские вагоны в Щербинке.

    В 1983-м году я, будучи школьником, приехал с родителями в Москву к тётке. В гости. Я был уже достаточно взрослым, классе в седьмом. И меня никто…

  • "Советская" радость.

    Почему мы в советское время чувствовали себя более счастливыми и радостными. Не только потому, что были моложе. Просто у нас было больше поводов…

  • Ложка из прошлого.

    Сегодня мне пришло письмо от Ильи Тупикова, директора и создателя школьного музея в Нейво-Рудянке. Илья со своими учениками вёл раскопки на том…

  • Как меня долго "не покупали".

    Что-то сегодня вспомнилось, как меня забирали в армию. Было это весной 1986-го года. Я учился в Нижнем Тагиле, в училище прикладного искусства,…

  • Мой голос за 40 лет не изменился.

    Сегодня стоим с Алей в очереди в столовой. И вдруг незнакомый мужчина, стоящий позади нас в очереди спросил: -Вы не Саша Гурин? Я кончно же…

  • "Внутренности" Вологодского кремля.

    Ещё одна "случайная" фотка. Снято в самом дальнем углу Вологодского кремля. Что тут было? Ощущение такое, что половина башни обвалилась, или её…

Buy for 10 tokens
Никакой я не мучитель, Просто школьный я учитель, Никакой я не маньяк, Просто я учу их так.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments