guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Мир утренней свежести.



   Вот уже две недели как мы вместе с Алей болеем коронавирусом. У нас он протекает в лёгкой форме. Ни температуры, ни чего-то ещё неприятного. Просто общая слабость. И обоняние пропало. Теперь ни одеколон, ни дерьмо, ни растворитель моим нюхом не воспринимаются. И я живу в мире постоянной утренней свежести. Кошшка нагадит, а у нас в туалете свежо. Красота. 
   Оказывается, человек воспринимает запах в комплексе с другими ощущениями. Выходишь на свежий воздух - и чувствуешь эту свежесть, чувствуешь ветер на лице. И непонятно, есть запах или нет. Насторожило меня то, что один из учеников сказал, что у нас в кабинете приятно пахнет. Забыл, чем именно там пахло. А я этого приятного запаха не ощущаю. К тому времени я уже знал, что запах пропадает именно при коронавирусе. Я поднёс к носу бутылочку с растворителем. И не ощутил ничего. Всё та же "утренняя свежесть". Хотя у растворителя должен быть очень едкий химический запах.





    Конечно обоняние пропадает не только при коронавирусе. Но на следующий день мы пошли проверяться. Пришли в свою поликлинику - нас оттуда попёрли:
-Идите в "фильтр".
По пути нам встретился платный медицинский центр. Может здесь тесты сделать? На нас замахали руками:
-Идите, идите. Мы тем, кто с симптомами, тестов не делаем.
    "Фильтр" для коронавирусных у нас устроен в изолированном помещении у бокового входа в поликлинику. Сидят человек десять. Скучные, все в масочках. Наконец заходим. Врач говорит:
-Ну, ведь на фоне ОРЗ нюх тоже пропадает. Больничный вам выпишем, но тест брать не будем.
-Да как не будете, мы ведь с детьми работаем - сказала Аля.
Хотя дети и переносят вирус легко, но всё-таки страшно. А совсем плохо будет, если бабу Лену заразим.
-Ну что вы кричите - раздражённо говорит врач - сделаем мы вам тест.
И со страшной силой вонзает свою ватную палочку Але в нос. А по телефону звонят каждые две минуты.
-Слушаю, поликлиника. Как вы себя чувствуете?
Это уже выявленные "вирусники" докладывают о своём самочувствии.
    На другой день к нам в квартиру пришла женщина в белом "комбинезоне ликвидатора".
-У вас обоих вирус подтвердился. Сидите дома, а через неделю на томограф.
    Так и началось наше вирусное сиденье. Мы прочитали одну книжку Дины Рубиной, взялись за другую её же книжку. Узнали немало нового о жизни в Израиле. Оказывается там заключённым в тюрьме можно иметь при себе такую вещь, как электроплитка. Странно. Опасная ведь вещь, и с её помощью можно причинить человеку серьёзные увечья. Что кстати в книге и случилось. А ещё у Рубиной где-то была упомянута "банда красных", которые не любили евреев. Это уж кажется совсем дичью какой-то. Обычно в Гражданскую евреев не любили петлюровцы. Но чтоб красные... У них же интернационал.
    От затворничества мы сначала унывали, потом привыкли. Страшно хотелось на улицу, хотелось в лес. И как там без нас собака Белка? Скучает, наверное. Знакомые приносили нам продукты. Встанут на пороге, бросят взгляд из-под маски, уходят. И сын так же. Приехал, посмотрел на нас немного. И уехал.
    Когда сидишь один и ни с кем не общаешься, постепенно приходит спокойствие. Начинаешь следить за синицами на балконе. Как они суетятся вокруг кусочка сала, привязанного проволокой к перилам. Кормушка-грибок у нас развалилась, надо бы сделать новую. Но и на неё всё равно прилетят толстые, тяжеловесные, драчливые, жадные и многогадящие голуби. С синицами интереснее. Они забавно щебечут и не дерутся. Видимо как-то без особых конфликтов определяют, кому можно первому вонзить свой клюв в деликатесный продукт.
    Самую крупную и наглую синицу Аля назвала Капитолиной.
-Ещё немного - и буду с паучками разговаривать.
Капитолина подлетает к салу, быстро-быстро клюёт его и постоянно оглядывается, вертя головкой с большими чёрными пятнами. И если долго стоять у балконного стекла и не шевелиться, то синицу Капитолину можно сфотографировать.



    А другие синицы, их обычно две или три, сидят на веточках ближайших деревьев. Иногда, насмелившись, они слетают на балкон и клюют хлебные крошки, которые у нас рассыпаны по цветочным горшкам. Но к салу не подходят.



Ни разу не было так, что сразу две синицы клевали один и тот же кусочек сала. Только после Капитолины. Иногда нарочно взмахнёшь рукой, чтоб наглая Капитолина улетела и дала поклевать другим.



    Кошка Киша спит на батарее или на кровати. Ей, наверное, так досадно, что хозяева всегда дома и приходят потрепать её гораздо чаще, чем раньше. Как-то не верится, что кошки тоже болеют этим мерзким вирусом. А в первую волну в Китае люди даже избавлялись от кошек и собак. Хоть бы уж вирус обошёл нашу Кишу стороной.
    Настроение потихоньку движется от уныния к некоторой жажде деятельности. Аля стала плести из бересты разные коробушки, вроде солонок.

https://instagram.com/p/CGh5VK0Hu7Q

Плетение - это совсем неизведанная часть работы с берестой. Мы раньше не плели никогда, занимались только туесками и украшениями.





Что ж, новое уменье не повредит. А я режу из дерева лодочку, делаю машинку-аппликацию.

https://instagram.com/p/CGmdqG5nx3p


Хотел синицу вырезать, да дерева под руками нет подходящего. Всё дерево на работе, а туда не сунешься.
   Лениво падает снег. Полежит немного, растает и падает снова. Минуту назад вдруг небо потемнело, и снег повалил по-серьёзному. Может быть, он надолго. 
     На томограф нас всё-таки свозили. За нами приехала машина с надписью "Готовая продукция". Это самый старый уазик в больничном городке. На нём обычно развозят по больницам еду. От старости кузов его разболтался и задние двери закрываются плохо. Их приходится подвязывать проволочкой. Машина лавирует по дворам, собирая таких же, как мы, "вирусников". Мы сидим  и держим в руках пакеты, сумки, рюкзаки. Приказано собрать вещи, ведь с томографа каждого из нас могут отправить в больницу, если выявится значительное поражение лёгких.
    Мы молча сидим в машине на дерматиновой скамеечке, как-будто нас везут на войну. Полная иллюзия предчувствия чего-то важного и трагического.



Хотя поражение лёгких - это то, чего у нас точно нет. Я помню, как это было со мной лет двадцать назад. У меня тогда была пневмония. Помню совершенно жуткую слабость. Я не знал, что заболел, и пошёл рубить дрова. И у меня не хватило сил, чтобы просто поднять колун. Сегодняшнее состояние - это конечно неприятно, но по сравнению с тем, что было тогда - пустяки.
    Отделение, где стоит томограф для ковидных, изолировано от всей больницы. Двери на всех этажах затянуты плёнкой, заклеены скотчем. Коридор разделяет лёгкая, тоже "плёночная" дверь-перегородка. Это ещё усиливает ощущение войны или какой-то катастрофы.
    Движущаяся кушетка завозит меня внутрь агрегата, а он начинает вращаться вокруг с характерным гуденьем. Вдруг голос:
-Вдохните и не дышите.
А взгляд упирается в пиктограмму с зелёной мордочкой и закрытым ртом. Это знак для тех, кто голоса не слышал. Наконец нам объявляют:
-У вас поражения лёгких нет.
Когда мы были в томографе, уазик съездил ещё за одной партией "вирусников". Пока их обследуют -нас отвозят домой. Потом следующая партия, и так весь день. Конвейер. Сколько ж их по всему городу.
   Женщина-врач в уже привычном белом костюме говорит нам:
-А многие режим не соблюдают, шляются везде. Спросишь, где они. Говорят, "в аптеку ушли, перезвоните через час".
Однажды эта женщина пришла брать тест у одного мужичка. Смотрит, а он стоит у подъезда. 
-Вместе с ним в лифте поднимались и вместе в квартиру зашли.
     Героические люди - наши врачи. Быть постоянно под угрозой заражения - это работа не для каждого. Страшный риск и страшная нагрузка. А от вируса ведь и умирают. Недавно на комбинате умер кто-то из начальства.
     Нам сделали ещё один тест. Предпоследний. Вируса у нас уже нет. Может быть, дня через два нас выпишут. Вроде бы, вот и всё, но болезненное состояние ещё осталось. Вирус обостряет разные скрытые болячки. У Али проявился герпес на лице, у меня -давление. И нюх. У Али восстановился, а у меня лишь частично. Уксус и растовритель чувствую, а относительно духов или дерьма - всё та же "утренняя свежесть". Говорят, что на полное восстановление обоняния может уйти три месяца.
     Если нас таки выпишут, то первым же делом пойдём на гору Караульную. В лес, в лес! И кстати. У переболевшего человека на три месяца устанавливается иммунитет к коронавирусу. Можно будет какое-то время не бояться. 
     Желаю всем, кто меня читает, одного. Не болейте.



Tags: береста, здоровье
Subscribe

Posts from This Journal “здоровье” Tag

promo guriny january 6, 2015 20:57 9
Buy for 10 tokens
Вчера написал я пост про слово-замануху. В качестве заманухи были использованы две известных фамилии - Навальный и Ройзман. Я просто вставил несколько раз повторяющиеся фамилии в свой пост. Одни фамилии и только. И что ж я получил в результате? Число посещений моего журнала выросло, но…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments