guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Нас чуть не задушила Манская петля.



Второй день нашего сибирского путешествия начинался бодро. Усталые ноги за ночь перестали болеть, носки высохли. Мы проснулись конечно же от того, что в наш хостел стали заселяться обещанные спортсмены-горнолыжники. Всё помещение сразу заполнилось огромными рюкзаками, лыжами и каким-то странным оборудованием. К этому прилагалось человек двадцать шумных и жизнерадостных парней и девушек. Плюс три или четыре тренера и чей-то маленький сын. Эх, кончилось наше относительное уединение.
Остальные «ураловеды» жили отдельно от нас в домике неподалёку. У них быт был организован чуть иначе, чем у нас. Им подавали горячий завтрак. А нам приходилось опять заваривать походный «доширак», который надоел ещё в поезде. И вот, мы выходим к автобусу. Игорь заказал небольшой автобус, чтоб мы ездили по разным красивым местам.
-Сначала едем на смотровую площадку, потом ещё на одну, потом на Манскую петлю, потом на ГЭС.





Мы бы предпочли ехать сразу на ГЭС, потому что красотами природы наелись ещё вчера. Кое-кто из «ураловедов» так и сделал. Ну, а мы уж решили от коллектива не отделяться. Сказано – петля, значит петля.



Кстати то, что мы поедем на ГЭС, совсем не означало, что нам покажут зал, где стоят генераторы. Не было у нас полномочий на осмотр генераторов. Предполагалось, что мы просто постоим на смотровой площадке у плотины Красноярской ГЭС. Посмотрим, как низвергается вода с огромной высоты, послушаем её шум. Это тоже впечатляющее зрелище.



Красноярская ГЭС находится в городе Дивногорске, это километров сорок от Красноярска. И все наши достопримечательности находились по той же дивногорской дороге. Поехали. На сибирском холоде все окна нашего автобуса быстро заледенели. Сквозь небольшой расчищенный кусочек виднелись какие-то дома и кафе, на каждом втором было написано «Дёнер». Проехали Роев ручей, где по слухам есть даже зоопарк. Потом потянулся лес.



Первая остановка – смотровая площадка «Царь-рыба». Названия взято из повести Астафьева. Я знал конечно, что эта металлическая рыба где-то есть, но не думал, что она в таком впечатляющем месте.



Кстати дороги здесь «классические», горные. С сильными подъёмами, спусками, крутыми поворотами. На одном из поворотов заметил указатель «Аварийный съезд». Если не надеешься удержаться на повороте, и видишь, что тебя обязательно вынесет с дороги и швырнёт с обрыва – можешь воспользоваться таким вот аварийным съездом. Потом выбираться с него будет трудно, но хоть жив останешься.
Вот и рыба. Я назвал бы её – последний осётр Красноярска.



Потому что настоящих, живых осетров тут уже скорее всего нет. Плотно заселённая территория, огромный мегаполис со своей канализацией, тысячами автомобилей, алюминиевым заводом, отстойниками шлама и прочими прелестями. Это не способствует спокойной жизни осетров. Если они и сохранились, то только гораздо севернее. Говорят, что в Енисее даже люди не купаются, правда, по другой причине.



Енисей отсюда выглядит впечатляюще. Мы конечно прочитали надпись на камне, которая прославляет мощь этих мест. Да, это нечеловечески мощно. Но при взгляде на огромную, тёмную, движущуюся и дымящуюся реку, возникает лишь одна ассоциация. Аля посмотрела в эту скалистую, в клочьях тумана, бездну и сказала:
-Преисподняя.



И точно. Мощь страшных сил природы, разбуженных человеком для своих целей. Я подношу палец к кнопке, включаю свет. Это электричество, это естественно, мы все к этому привыкли с рождения. И только стоя здесь, над Енисеем, понимаешь, какую огромную цену заплатило человечество за свои незаметные бытовые удобства.



Ведь именно из-за Красноярской ГЭС Енисей перестал замерзать зимой. Почему вода нагревается, проходя через плотину, я не знаю. Её ведь не подогревают специально, как это происходит у нас.



Здесь вода нагревается сама. Она со страшной скоростью летит с большой высоты, напомню, что высота плотины ГЭС – 128 метров. Может быть, вода просто нагревается от трения? Из-за разницы температур воды и воздуха над Енисеем всю зиму стоит туман.



И чем холоднее воздух, тем гуще и плотнее туман. И не купаются летом в Енисее тоже из-за ГЭС. Быстротекущая вода не успевает нагреться на солнце.
Ну, а нам нужно сфотографироваться под железными усами осетра, развернуть свой «ураловедческий» флаг и ехать дальше.



Усы осетра


"Ураловеды" с флагом.


Говорят, что именно с этой смотровой площадки видно родную деревню Виктора Астафьева – Овсянку. В ней же стоит маленький домик, где жил писатель и где сейчас расположен его музей. Что там внизу, не Овсянка?



Может быть, приехав домой, попробую вновь перечитать Астафьева. Не шибко-то он мне нравился раньше. Впрочем, о впечатлениях от Астафьева я уже писал.
Ну, а Барсик, он везде присутствует, даже у подножья последнего осетра.



Мы потихоньку едем по направлению к Дивногорску.



Ещё одна площадка с красивым видом.





Щедр Красноярск на подобные красивые виды. День солнечный и морозный. Всё вокруг как декорации из приключенческих фильмов про смелых золотоискателей, злобных шаманов, жадных купцов и грозного медведя-шатуна, который многих уже съел, но был сражён пулей отважного героя.



И среди потрясающих кинематографических видов вдруг какой-нибудь самый обычный садоводческий посёлок. И надпись: «Мы мульду ставить не будем, обходитесь как-нибудь своими силами, не мусорите товарищи садоводы. У нас на мульду денег нету». И подписано – «Правление». Мульда – это контейнер для мусора. У нас на Урале иногда говорят – мультик.



Объявление про мульду сделано даже в "высокохудожественном стиле".



Вдруг шум, свист и треск. Это на квадроцикле едет хозяин собак. Едет и посвистывает. За ним дружно бегут псы и тащат санки с гостем.



Псы большие и лохматые, тоже как в приключенческих фильмах про золото Юкона. Наверное, где-то рядом есть некая контора по прокату собачьей упряжки.



А если кто хочет сфотографироваться верхом на ярком снегоходе – пожалуйста. Хозяева снегохода возражать не будут. Люди, живущие в такой красоте, великодушны.



Здесь Мана впадает в Енисей. Дивногорская дорога идёт вон по тому решётчатому мосту.



А на этом снимке река Мана выглядит дико и неприветливо. Скоро нам с ней предстоит познакомиться поближе. На реке видны довольно большие полыньи. Неужто и здесь вода зимой не замерзает? Получается, что по этой реке опасно ходить? Пойдёшь на другой берег и провалишься.





Ну, а нам нужно и здесь сфотографироваться. Природа без нас - пустое место.







И наконец, проехав по каким-то «неведомым» дорожкам, автобус привозит нас на место. Как я потом узнал, это место называется посёлок Манский. Отсюда мы и пойдём. Вон надпись «Манская петля».



-Всё. Выгружайтесь. Сначала пойдём по берегу реки, потом в гору.
По реке идти километра четыре.



Дорога хорошо утоптана, видно, что люди сюда ходят часто. Идём. На реке встречаются какие-то странные торосы. Как будто лёд разломало водой, выдавило вверх, и он так застыл. Может быть, с ГЭС спустили слишком много воды, её уровень повысился сначала в Енисее, потом в Мане и лёд разломало из-за этого? Нет у нас ответа.



А дикие горы обступают нас со всех сторон.



Вон на каком-то крутом склоне, среди леса возвышается белый поклонный крест. Как люди его туда затащили по такой крутизне?



Эти горы почему-то кажутся американскими. Именно такие встречаются на картинках из США. Какое-то Колорадо тут в Сибири. Наши уральские горки ниже, круглее, добрее. Скалистый утёс, на который нам предстоит забраться, маячит где-то впереди. И чем ближе мы к нему подходим, тем он кажется выше и неприступнее.



Под ногами, под тонким ледяным «мостом» журчит быстрый незамерзающий ручей. Попадёшь в него ногой при таком холоде – и жизнь твоя осложнится многократно. Нужно скорее пробежать это место.



Иногда снег под ногами скрипит особенно звонко. Из-за этого кажется, что под тобой не земля, а какие-то полости с воздухом. А что под ними? Вода? Ведь идём-то по самой кромке берега. И по реке тоже идём. Никак не могу забыть те полыньи на Мане, которые были хорошо видны сверху. Хотя и понимаю, что до меня тут прошли многие десятки людей, но всё равно иногда становится не по себе. Вдруг провалишься.



Подходим к двум «жилым» контейнерам. Что здесь? Оказывается тут подъёмник. Трос, а за него зацеплены огромные железные сани. Нажмёшь на кнопочку, и эти сани потащат тебя вверх по страшно крутому склону. Этот подъёмник возит людей туда же, куда мы пойдём своим ходом. А нельзя ли им воспользоваться вместо того, чтобы корячиться пешком? Нельзя. Оба контейнера пусты и закрыты на замок.



Наконец мы подходим к «точке залезания». Отсюда нам ползти в гору на высоту примерно двухсот метров. Лезем.



Кое-как залезли до того места, где начинается первая верёвка. Здесь подъём ещё не такой крутой, поэтому верёвка без узлов. Лезем вверх, держась за верёвку. Огромная благодарность тем людям, которые когда-то эту верёвку здесь привязали. Верёвка натянута довольно слабо. Поэтому лезть нужно по очереди. Один прошёл всю верёвку, и только потом за ним лезет другой. Если не соблюдать это правило, то может случиться большая неприятность. Я лез по верёвке вслед за женщиной. И вдруг оступился и упал, но не выпустил верёвку из рук. Верёвка под моим весом рванулась из рук женщины. И хорошо, что она её тоже не выпустила. А то можно скатиться вниз. Конечно, совсем-то вниз не укатишься, а только до первого дерева. Но и в этом приятного мало.



Участки с верёвками чередуются с более пологими.



Вторая верёвка, третья, четвёртая.





Чем выше мы поднимаемся, тем труднее лезть и тем красивее виды вокруг. Верёвки пошли уже с узлами. Держишься за узел, подтягиваешься. Хватаешь следующий узел, опять подтягиваешься.



Это кажется бесконечным. Устают уже не только ноги, но и руки. В волосах лёд, шапка промокла от пота. Но нужно упрямо лезть вверх. Зачем?



Иногда думаешь, да нафиг мне сдались эти «колорадские» горы. Ну, что в них хорошего? Понимаю, дикая красота Енисейской Сибири и всё такое. Но это всё чрезмерное, слишком яркое, слишком поражающее воображение, страна дешёвых эффектов. Всё неродное, чужое и страшное, всё не для меня.



Да я никогда больше…И никакой Аракульский шихан мне не нужен, и Таганай тоже нафиг не нужен! И всё это краеведенье, туризм этот – да идёт оно лесом! Хочу лежать в тепле на диване и плевать в потолок. Если недоплюну, то моё дело, никто не увидит. Не зря же она называется петля. Задушит меня и всё.



А петля там, внизу, разворачивается перед нами во всей своей экзотической красоте. Петля-то оказывается двойная. Река Мана огибает лесистую гору, потом ещё одну. Она идёт вокруг горы и выходит почти к тому же месту, откуда начала свой путь.



Уже потом я узнал, что длина всей петли - пять с половиной километров. А расстояние между руслом и другим руслом всего двести метров. Купцы добывали в верховьях Маны золото. Может быть, это были те самые купцы, что жили в Екатеринбурге, герои Мамина-Сибиряка. Он ведь писал, что для них уральского золота было мало, и они стали разрабатывать сибирские месторождения.



Купцам не хотелось плавать в обход те самые пять километров, и они взорвали перешеек, чтобы сократить себе путь. Это я прочитал уже после. Но если так получается, то тут должна быть не петля, а остров. И на месте перешейка должен быть рукотворный канал. Но его нет. Почему? Недовзорвали или потом этот канал занесло песком?



Выходим на площадку, где кончается подъёмник. Оказывается, сюда притащили секции железной лестницы. Некоторые секции уже уложены. Ну всё. Дальше полезем с комфортом, как на Весёлую гору в Висимском заповеднике. Но всё оказалось далеко не так весело. Лестница тянется вверх всего метров на десять. А дальше – всё те же жуткие верёвки всё с теми же узлами.
-А назад-то мы как? Ведь спуститься с этой кручи будет ещё сложнее, чем подняться. Мы ж просто скатимся, упадём, разобьёмся.
-Наверное, сверху есть другой путь, более пологий. Видите, все идут только вверх, а вниз не идёт никто.
У предпоследней верёвки стоит мужик и говорит:
-Нас ведь только трое сюда дошло из одиннадцати. Остальные отвалились.
Вдруг видим двух девушек, которые как раз лезут вниз. Они хватаются за ту же верёвку, оступаются, иногда падают.
-А неужели пологого пути отсюда нет?
-Нет.
-И нам придётся спускаться так же, как и вы?
-Да.



Мы заметно приуныли. Но, если прошли столько, то поворачивать назад глупо. И мы-то залезли сюда в полном составе. Неужели путь вниз не одолеем?
И вот, мы тянем на себя последнюю узловатую верёвку. Дошли! Ура!



Вопреки ожиданиям, здесь, на вершине, самый обыкновенный снег, самый обыкновенный лес. И камень самый обыкновенный. Кое-где нет и снега, его отсюда сдуло ветром.



-Там, чуть в стороне, есть стол и скамейка.
Да ну их, эти самые обыкновенные столы и скамейки. Буду лучше смотреть на необыкновенное, на вид внизу.



И вот, мы на самой вершине утёса. Каждый из нас, осторожно ступая, заходит на крошечную площадочку. Надо здесь сфотографироваться.



Но большинство фотографий, доказывающих наше пребывание на вершине горы, получаются плохо. Снимаем-то против солнца. А оно уже начало опускаться за горы. Зимний день короток.





-А как называется сама эта гора? Петля - это ведь не гора, петля внизу.
Так мы и не узнали название самой горы. Не знаю я его и сейчас.



Кто-то из наших «держит солнце в руках». Расставит вот так руки, и на фотографии получится, что солнце как раз между рук. Примерно также в Италии люди «подпирают» Пизанскую башню. Наклонятся, вытянут руки. И на фото будет казаться, что они эту башню и впрямь поддерживают, чтоб не упала.



И опять лезем по верёвке с узлами. Только теперь лезем вниз. Вниз всё же полегче, чем вверх. Иногда скользим, падаем.



-А может проще на заднице съехать?



Надо попробовать. Еду. Ехать и не выпускать верёвку трудно. Нет. Это не лучший способ передвижения. Снег проникает в штаны. А с мокрыми штанами в такой холод – удовольствие небольшое. Поэтому на следующих верёвках спускаюсь осторожно, рассчитывая каждый шаг. Опять дошли до подъёмника. Здесь все наши расселись на лестнице, как в театре. Ждут заката. Потом, поняв, что закат будет ещё не скоро, решили его не ждать и спускаться.



Вообще-то, отсюда можно спуститься вниз и по тросу, подъёмник жеж. И это будет гораздо быстрее. Но спуск будет очень крутой, а трос железный. Можно порвать варежки о железо. Лучше уж мы обычным путём…Женя же решила не искать «обычных путей» и съехать своим маршрутом. И у неё это получилось.Она оказалась внизу раньше всех нас. А мы ещё долго шли вдоль верёвок, хватаясь за узлы.



И вот, мы внизу. Скалистый утёс нависает над нами, парит высоко в темнеющем небе. Неужели мы только что оттуда спустились?



-Все тут?
-Вроде все.
К нам подходит мужик, один из тех троих, встреченных на подходе к вершине.
-Я это сделал, покорил этот «перевал Дятлова»!
И по очереди обнимает всех нас.
Мы опять скрипим подошвами по реке. У нас впереди четыре километра.



Где-то на полпути, на снегу видна надпись, сделанная кем-то из нас: «Маня - величайшая река на свете!» Так и написали - Маня. Когда добрались до автобуса, было уже темно. До свидания, посёлок Манский. Нас ждёт новый путь, уже на ГЭС. И ничего, что уже стемнело. Плотина Красноярской ГЭС по ночам очень красиво подсвечивается. Ночью это не менее величественное зрелище, чем днём. Мы ещё долго трясёмся по дороге в Дивногорск, пытаясь разглядеть в окнах хоть что-нибудь. Наконец приехали. И тут нас ожидало грандиозное разочарование. Подсветку на ГЭС не включили. Вероятно, их никто не предупредил, что приедут туристы с Урала. Помню, в Ханты-Мансийске разноцветную подсветку бронзовых мамонтов включали специально для нас. Здесь – нет. Вот сволочи!
-Без подсветки чего её смотреть, эту плотину? Давайте лучше в Красноярск вернёмся и в магазине продуктов закупим.
Так и порешили. Развернулись и поехали обратно. Все пошли в магазин «Лента», а нам, четверым, выпала ещё одна интересная встреча. Кстати. Хочу вам показать, какого вида мы лишились. Вот. Это фото плотины с подсветкой. Взято из ЖЖ, вот отсюда. Если хотите, пройдите по ссылке и посмотрите, как там всё устроено, на Красноярской ГЭС.



Дело в том, что у нас в сообществе состоит блогер из Железногорска. Его зовут Игорь igor_zim. Он иногда размещает у нас свои посты о городе Железногорске. Мне хотелось привлечь в сообщество блогеров из других закрытых атомных городов. И вот, я встретил в ЖЖ Игоря. А потом они вместе с Женей участвовали в марафонах, которые проводил ЖЖ, В общем, Женя решила пригласить его и встретиться с ним лично. Встреча наша была в «Бургер-Кинге».



Игорь живёт в Железногорске и знаменит тем, что постоянно ходит босиком, даже иногда зимой. Мы хотели поспорить, придёт он на нашу встречу в обуви или без. Пришёл он конечно же обутый. Ибо в минус тридцать босиком не погуляешь.
Мы сидели и разговаривали о том - о сём:
-Человек в обуви подобен лошади в шорах – сказал Игорь. – Лошадь смотрит только перед собой и совершенно не воспринимает весь мир вокруг.
А когда на тебе нет ботинок, то значительную часть мира человек воспринимает на ощупь, собственными ногами. И это сильно расширяет его восприятие мира.
Игорь работает не в атомной отрасли, как я сперва подумал. И не делает космических спутников. Мне кажется, что большая часть населения Железногорска занимается либо тем, либо этим. Игорь - инженер-проектировщик электронных систем. И работает на удалёнке. В общем – чистый технарь.



Игорь занимается выездкой. Выездка – это если вы помните, такой вид конного спорта. Нужно самому чистить своего коня, может быть, даже нужно самому его и кормить. А потом ездить на нём какими-то специальными и очень хитрыми способами. Выездка – серьёзный вид спорта, вроде даже олимпийский.
-А у тебя есть своя лошадь?
-Пока нет, но обещают дать нам одного коня на троих «за треть аренды».
Он называл и кличку своего скакуна, да только я её благополучно забыл. Какое-то звучное имя – это я помню, но какое?
А ещё, они с друзьями сплавляются на плоту как раз по той речке Мане, на которой мы были.
-Сейчас низовья Маны стали цивилизованы. Понастроили там посёлков, дорог и магазинов. Поэтому мы забрасываемся дальше вверх по течению. И заканчиваем свой сплав как раз там, где раньше мы его начинали.
Нанимают «Газель» и она отвозит их далеко в лес. А потом, через несколько дней забирает гораздо ниже по течению. Игорь показывал нам статью о нём и о его «босоногом увлечении» в местной железногорской газете. Женя, окинув эту стать профессиональным журналистским взглядом, сказала, что написана она хорошо, виден стиль и вообще…
Под конец Игорь подарил нам бутылку собственноручно изготовленной лимончеллы. А мы ему пару деревянных ложек. Может, и доведётся когда встретиться.



И вот, наш день окончен. Мы еле доволокли свои усталые туловища до домика-хостела, где уже вовсю распоряжались спортсмены.
-Вы откуда? – спросил я у тренера.
-Из Канска.
-А мы с Урала. Из Новоуральска и Екатеринбурга.
-Вот. Вы с ними почти земляки. Твой батя ведь из Кемерово – сказал один из парней.
Да уж. Для «енисейского сибиряка», что Кемерово, что Урал – это одинаково «где-то там далеко на Западе». Впрочем, и у нас знания о Сибири примерно те же. Тренер посоветовал нам, если его подопечные будут шалить и мешать нам спать, просто сделать им замечание. Мы, немного посидев в местном «баре», пошли спать. «Бар» - это такая комната, с фальшивым ружьём на стене, куда всё население хостела стекается, чтобы поесть. Если договорятся, то им еду готовят хозяева, если нет, то едят то, что привезли с собой. Мы сообразили договориться о завтраке только на следующий день. Поэтому и этот вечер провели на растворимой лапше. В нашей комнате спортсмены долго ходили, смеялись, смотрели в своих телефончиках какие-то дурацкие фильмы. Ну, чем ещё могут заниматься молодые люди? Про нас они говорили:
-А они с вахты, они вахтёры, они спят.
Артёму даже пришлось призывать молодёжь к порядку. Постепенно все угомонились и погрузились в сон. И я думал, что это ж так здорово, что мы всё-таки залезли, преодолели, вылезли… А может, не так и плох этот туризм, и краеведение, и Аракульский шихан. И уснул. А назавтра были Красноярские Столбы.
Tags: краеведение, походы, природа, родина, сообщество
Subscribe

Posts from This Journal “походы” Tag

  • На Столбах.

    Мы приехали из Красноярска неделю назад, но только теперь я вспомнил про Столбы. Надо написать и о них. Третий, «столбовой» день нашей…

  • Молли.

    Мы ходили на Попов остров. Остров интересен тем, что сравнительно легко попасть на него можно только зимой. Потому что остров, он среди болота.…

  • Тропа и дом Александра Ненашева.

    О тропе Александра Ненашева, да и о его доме, у нас было написано не единожды. А тут вдруг случились две новости. Первая - это то, что мы…

  • Блогерам даже Нейва по колено.

    -А вы поедете на сплав? -Почему бы и нет, тем более, что сплав будет по Нейве. Нейва – река спокойная, даже величавая. Никаких тебе там порогов и…

  • Рудянка от Хрен-Камня до Белого Камня.

    Вчера у нас был небольшой поход в мою малую Родину Нейво-Рудянку. Было нас человек десять. Не буду уж всех перечислять, большинство вам известны.…

  • Снеговик.

    Сегодня ж День Туриста. В связи с этим я пошёл в небольшой поход. Всё туда же, на гору Караульную. В лесу сыро, ручьи текут, через них приходится…

  • Какого цвета лапки у лисы?

    Вчера у нас был большой поход на скалы Три Сестры и Семь Братьев. Организатором был естественно городской турклуб в лице его руководителей Н.Н.…

  • К истокам!

    Позавчера у нас было два знаменательных события. День рождения Эллы и поход к истокам нашей реки Бунарки. Где находится устье Бунарки - это…

  • То ли Елтыш, то ли нет.

    Вчера мы ходили в поход. Небольшим таким коллективом в пять человек. Сверхзадача у нас была такова - найти камень, вернее скалу, которая…

promo guriny январь 6, 2015 20:57 9
Buy for 10 tokens
Вчера написал я пост про слово-замануху. В качестве заманухи были использованы две известных фамилии - Навальный и Ройзман. Я просто вставил несколько раз повторяющиеся фамилии в свой пост. Одни фамилии и только. И что ж я получил в результате? Число посещений моего журнала выросло, но…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

Posts from This Journal “походы” Tag

  • На Столбах.

    Мы приехали из Красноярска неделю назад, но только теперь я вспомнил про Столбы. Надо написать и о них. Третий, «столбовой» день нашей…

  • Молли.

    Мы ходили на Попов остров. Остров интересен тем, что сравнительно легко попасть на него можно только зимой. Потому что остров, он среди болота.…

  • Тропа и дом Александра Ненашева.

    О тропе Александра Ненашева, да и о его доме, у нас было написано не единожды. А тут вдруг случились две новости. Первая - это то, что мы…

  • Блогерам даже Нейва по колено.

    -А вы поедете на сплав? -Почему бы и нет, тем более, что сплав будет по Нейве. Нейва – река спокойная, даже величавая. Никаких тебе там порогов и…

  • Рудянка от Хрен-Камня до Белого Камня.

    Вчера у нас был небольшой поход в мою малую Родину Нейво-Рудянку. Было нас человек десять. Не буду уж всех перечислять, большинство вам известны.…

  • Снеговик.

    Сегодня ж День Туриста. В связи с этим я пошёл в небольшой поход. Всё туда же, на гору Караульную. В лесу сыро, ручьи текут, через них приходится…

  • Какого цвета лапки у лисы?

    Вчера у нас был большой поход на скалы Три Сестры и Семь Братьев. Организатором был естественно городской турклуб в лице его руководителей Н.Н.…

  • К истокам!

    Позавчера у нас было два знаменательных события. День рождения Эллы и поход к истокам нашей реки Бунарки. Где находится устье Бунарки - это…

  • То ли Елтыш, то ли нет.

    Вчера мы ходили в поход. Небольшим таким коллективом в пять человек. Сверхзадача у нас была такова - найти камень, вернее скалу, которая…