guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

На Столбах.



Мы приехали из Красноярска неделю назад, но только теперь я вспомнил про Столбы. Надо написать и о них. Третий, «столбовой» день нашей поездки был не слишком удачным. И может быть, писать о нём не хотелось именно поэтому.





Домик наш был расположен в десяти минутах ходьбы от Бобрового лога. А в Бобровом логу горнолыжные трассы. Именно сюда приехали наши соседи – спортсмены. И отсюда же начинается территория заповедника «Столбы».



Так что, к «Столбам» мы пошли пешком. То, что «Столбы» находятся в черте города – правда. До Бобрового лога ходит автобус. Есть маршрут и прямо от вокзала. Может быть, «Столбы» - это единственный в России заповедник, в который можно приехать на городском автобусе.



Нам раздают билеты на канатную дорогу. Дорога здесь «спортсменского типа», такая, чтоб можно было заехать в гору, не снимая лыж. То есть никаких вагончиков, только кресла. Сидишь в кресле – и тебя треплет всеми ветрами и морозит сибирским холодом. А трасса довольно длинная.



Подходим. Немного страшно, потому что я по такой дороге никогда не ездил. У начала дороги стоит служитель.
-Осторожно садитесь в кресло и опускайте на плечи рамку.
Причём садиться надо быстро, потому что кресла не останавливаются, дорога движется, хоть медленно, не непрерывно. Садимся, и нас тут же отрывает от земли и тащит вверх.
-Рамку опускайте.
Мы опускаем рамку, и она защёлкивается на наших плечах, прижимая нас к длинному диванчику. Теперь мы к нему прикованы так, что трудно пошевелиться. Вспомнилось, как вчера Игорь, блогер из Железногорска говорил нам:
- По этой дороге лучше спускаться, чем подниматься.
Потому что когда спускаешься, можно любоваться чудесными видами Красноярска, который остался там, внизу. А когда поднимаешься, то увы, назад не обернёшься и видами не полюбуешься. Рамка держит крепко. Поэтому снимаем по ходу вперёд. Это тоже красиво.



Перед нами вырастает снежная гора, а внизу – лес и строения. Это фанпарк «Бобровый лог». Фан – не потому что для фанатов. Фан – потому что смешной, весёлый, развлекательный. Какие уж там развлечения – нам узнать не дано.



Потом строения исчезают и впереди лишь гора и лес. Здесь, наверху, тишина. Слышно лишь, как посвистывает ветер, и негромко шуршат по тросу ролики. Холодно.



И вот мы наверху. Город Красноярск отсюда кажется маленьким, белым, далёким, красивым и туманным.



Температура – минус двадцать шесть.



Мы стоим и наблюдаем, как наши товарищи соскакивают с кресел. Соскакивать тоже нужно быстро, ибо если замешкаешься, дорога утащит тебя на второй круг.



Ехавший вслед за нами сноубордист ловко спрыгнул с кресла и сразу же заскользил на своей доске к спуску. А нам идти куда-то вглубь леса.



Сначала идти легко. Такая же деревянная экологическая тропа, как в Висимском заповеднике.





Идём к одной смотровой площадке, потом к другой.





Идём, читаем плакаты; «Берегитесь медведей. Телефон службы спасения - 112», «Если встретите в лесу медведя, то не паникуйте, в глаза ему не смотрите, а сразу ложитесь на землю…»



Да уж, не помогут нам эти советы зимой. Вот, нисколько не помогут. Если зимой встретишь медведя, то это обязательно медведь-шатун. Зверь, который не смог за лето накопить жировых запасов на зимнюю спячку и не уснул в своей берлоге. Такой медведь обязательно голодный и злой. И съест несчастного, безоружного туриста в любом случае, оставив лишь помпон на шапочке.



Разве что, если быстро залезешь на дерево, то тогда спасёшься от шатуна. Администрации заповедника надо бы иметь двойной комплект плакатов – летние и зимние. На летних пусть уж будет всё по-старому, а на зимних – «Увидев медведя, сразу лезь на дерево, кричи и звони 112».
Попадаются стенды и с историей «Столбов». Люди обратили внимание на эти огромные скалы ещё давным-давно.



Хотели их попилить на камень, да было это слишком трудно. Тогда стали по ним лазить. Постепенно здесь сложился особенный стиль скалолазания, который позже назвали «столбизм». Этот стиль не предполагал использования каких-то технических приспособлений. Только резиновые чуни, пояс-кушак. И гитара.

На вершине Первого столба 60-е годы


Чуни покупали на два размера меньше, чтоб сидели на ноге как влитые, и дополнительно привязывали к ногам верёвками. Кушак был единственной страховкой. А гитара – это уже потом, после восхождений. «Столбисты» разделялись на компании. У каждой из компаний где-то под скалами была своя избушка. Люди собирались в этих избушках, пели песни, пили чай и не только.

Избушка столбистов, 50-е годы.


Наверное, среди них всегда было больше молодёжи и много людей творческих. И скорее всего, люди проводили так каждый выходной, ведь город-то совсем близко. Причём не обязательно было лазить на скалы. Достаточно было просто любить этот лес, эти горы, ну, и сами Столбы конечно. Тогда и стали говорить: «Столбизм» - философия свободы. А как же иначе, если огромное слово «Свобода» написано на боку Второго Столба.



Первые столбисты появились здесь сто пятьдесят лет назад. Среди них были и свои "столбистки-феминистки". Они боролись за право ходить на Столбы в брюках. Сначала эти женщины переодевались в брюки, подходя к скалам,чтоб посторонние не видели, но потом завоевали себе правл ходить в брюках и по городу.



В наше время всё изменилось. От большинства избушек не осталось и следа, а современные столбисты точно также стали использовать верёвки, крючки и карабины, как и все прочие альпинисты. Эти вбитые в камень крючья можно заметить на многих скалах. Хотя... Сижу я сейчас, читаю про столбистов. Оказывается, есть и сейчас "традиционные" смельчаки, которые лазят без страховки.



Существуют и избушки, правда отодвинулись они дальше в лес, с глаз долой. Одна из избушек называется "Грифы" по имени скалы, на которой стоит. Причём стоит она на скале довольно высоко, метрах в сорока от земли.



Избушку эту два раза сжигали лесники, потому что она стоит в буферной зоне заповедника. А каким уж чудом удалось затащить на такую высоту брёвна и прочие стройматериалы для избушки -я не знаю. Подробнее об этом интересном месте читайте здесь https://www.liveinternet.ru/community/camelot_club/post346971594 Фото взяты отсюда же.



Видите, как она высоко.



Можно ли покормить поползня с рук? Света пытается, но получается далеко не сразу.



Кормушки для птиц висят во многих местах заповедника. Иногда это большие многоэтажные домики, иногда оригинальные домики поменьше.



И во всех – одни лишь поползни, хотя разных видов птиц водится в заповеднике довольно много, вплоть до глухарей.



А мы идём всё дальше. То в гору, то под гору, приближаясь к центральным Столбам. По пути встречаются столбы и столбики поменьше. У каждого из них своё имя, иногда оригинальное. Грешник, Монах, Монашка, Предтеча.





Отношение наше к Столбам далеко от восхищения. Столбы поражают прежде всего тех, кто приехал из большого города. Или из степи. У нас дома степь-степь, а тут лес и такие причудливые каменные громады. Ух! У нас же на Урале точно такой же лес и похожие камни. Так что убойного впечатления на нас, уральцев эти Столбы не производят. У нас, у самих много подобных скал.



Мы смотрим на Столбы и невольно сравниваем их с нашими Семью Братьями. Отличия заметны сразу. У нас камень серый, а здесь, в Красноярске – красноватый. У нас камни более мелкие и слоистые, матрасовидные. А тут – огромные монолитные глыбы.



Иногда смотришь на какой-нибудь гигантский валун с ровными гладкими стенками… И думаешь, что примерно также выглядело «Волчье логово» Гитлера после того, как фашисты взорвали его при отступлении. Огромные бетонные кубы, разбросанные взрывом.





Наверное, у кого-нибудь обязательно должна была возникнуть мысль о рукотворном происхождении этих скал. А «логово каменного зайца» есть и тут.



Как и любой другой заповедник, Столбы разделяются на три зоны – туристическую, буферную и заповедную. В туристической зоне все ходят-бродят, в буферную могут зайти и сразу выйти, а в заповедную не ходит никто кроме специалистов. Туристическая зона расположена прямо в городе, буферная подальше, заповедная – ещё дальше.

Буферная зона заповедника. Нахождение без разрешения администрации заповедника запрещено.


Главные, самые живописные скалы находятся в туристической зоне, хотя немало скал разбросано и по всей территории заповедника. Что интересно, у каждой скалы на Столбах есть имя. Это совершенно не похоже на Урал, где много скал безымянных.



Заповедник «Столбы» по площади в полтора раза больше Висимского. И упирается он в глухой, ненаселённый район. И если забраться чуть дальше зоны с протоптанными тропами и указателями, то здесь вполне можно и заблудиться. Так что, предупреждение о медведях - не пустая страшилка.





Мы ходили, мы устали, нам слегка всё это надоело. К тому же, ходить надо большие километры, ходить в основном в гору. А ещё, мы замёрзли и оторвались от нашей группы. Не добавил энтузиазма и маршрут. Люди обычно заходят в заповедник с канатной дороги, ходят там, а потом идут к Лалетинскому кордону. Или наоборот – идут от кордона к канатной дороге. Я лучше бы вернулся к канатной дороге, ибо от неё до хостела идти десять минут. А Лалетинский кордон – это где-то «на краю света». Оттуда надо ехать на автобусе. Ездить же на автобусах по незнакомому городу в темноте – удовольствие небольшое.



Оторвались же мы от группы потому, что Женя хотела найти клад геокэшеров. Клады эти лежат, наверное, по всей стране до самого Владивостока, правда золота в них нет, лежат вещи попроще – какие-нибудь мелочи. Каждый клад снабжён координатами, фотографией и описанием.



Совсем как в фильме «Что сказал покойник?» Недавно этот фильм пересматривали. Помните там пели?
Что он сказал,
Цо он повендзил,
Вот дид хи сэй,
Кесь келля э ди.
Это одна и а же фраза на четырёх языках – русском, польском, английском и французском.
У геокэшеров всё совсем как в «Покойнике» . «Всё сложено сто сорок восемь от семи, тысяча двести два от «Б» как Бернард, два с половиной метра от центра, вход закрыт взрывом, связь – торговец рыбой Диего Падри…»



Хотя, конечно немножко попроще: «Доберитесь на Первом Красноярском Столбе до точки с координатами. Там есть расщелина, около неё растёт рябинка. Лезьте на высоту трёх метров, суйте руку и там обретёте клад. Не забудьте оставить записку и положить что-нибудь взамен взятого».
-Ну и где тут рябинка?
-Это рябинка? Нет, пихта.
-Да тут не залезешь, снега много. Нужно копать.
-Это место было снято летом, а зимой всё выглядит совсем по-другому.



Так мы и не нашли никакого клада, замёрзли и расстроились ещё больше. Нам было уже не до красот. Хоть бы выбраться из этого холодного леса поближе к какой-нибудь цивилизации. В магазин какой зайти и обогреться. Видимо усталость накопилась за три дня.
Мы шли и мельком рассматривали всё эти громадные скалы, уже не интересуясь их названиями. Мимо нас шли весёлые, ярко одетые туристы:
-Вы откуда?
-Из Владивостока.
-А мы с Урала.
-Вот ведь что делают закрытые границы. Теперь в Турцию не поедешь и все ломанулись на Столбы.
А один мужчина всё бегал в гору и под гору, потом опять в гору. И так несколько раз.
-Нужно же прийти в форму после праздников.
Под каменным карнизом – скамейка. Именно здесь сидели революционеры, которые хотели устроить во всём мире самое справедливое общество.



Теперь тут отдыхает Артём.



Романтическое место. Тут бы о любви стихи писать, а не замышлять кровавые вооружённые восстания. Скамейка – уже новая. Рядом мемориальная доска. Что характерно, её сделали в Свердловске на Уралмаше. Вон видите надпись – УЗТМ. Такой вот привет с родного Урала.



Кстати. В начале века это место называлось Главный штаб. Обратите внимание, слово "штаб" написано без твёрдого знака. Тоже признак вольнодумства и неподчинение правилам.



На одной какой-то скале, огромной и отвесной – суета молодых, весёлых альпинистов, совсем как у нас на Семи Братьях. И мороз им нипочём.





Проходим и ту самую знаменитую надпись «Свобода». Правда она почти не видна из за разросшихся деревьев. Виден лишь её хвостик.



Вообще-то деревья нужно пилить, чтоб они не закрывали исторически значимого вида. Надпись эту сделали дореволюционные столбисты. Они были людьми вольнодумными. И постарались забраться повыше, чтоб «псы царского самодержавия» не смогли эту надпись стереть или закрасить. "Псы" не смогли, потому что среди них столбистов не было. Они были людьми более прозаическими.А издалека надпись "Свобода" выглядит вот так(фото из Интернета).



Прямая аналогия с нашими Семи Братьями. Где точно также рабочие лазили с ведёрком краски, стараясь забраться повыше. Над нами пролетают большие серебристые самолёты, оставляя длинные, мохнатые следы. Впрочем иногда обходятся и без следов.



А вот на дронах тут летать запрещено. Почему? У дирекции заповедника монополия на красивые виды сверху?



Наконец выходим на ещё одну экологическую тропу, потом на дорогу.



Сколько по ней идти до цивилизации? До первого тёплого магазина. Пять километров? Семь? Дорога кажется бесконечной, она плавно идёт вниз, вниз, вниз. Начинают болеть и мёрзнуть ноги. А навстречу нам всё идут и идут люди. Некоторые с детьми, с санками и надувным бубликами. Мы-то вниз идём, и то устали, а им те же семь километров вверх переться. Воистину сибиряки – железные люди. Попадаются какие-то «стоянки» с киосками.



До этого места можно доехать на машине, но до города отсюда ещё далеко.



На одной из стоянок Артём остановился:
-Тут сбитень продают. Горячий.
А нам с Алей было уже не до сбитня, лишь бы убраться из этого леса, с этой горы. Километра через три ещё одна «стоянка». Это тот самый Лалетинский кордон и есть. И тут Артём обнаружил, что забыл у киоска со сбитнем свой кошелёк. А в нём деньги и самое главное – пропуск в город Новоуральск. Идти наверх три километра, а потом обратно – у нас сил нет. У меня – точно.



У Артёма – тоже. Ему из-за неудобной обуви пришлось тяжелее, чем всем нам.
-Да плюнь ты на этот пропуск. В город тебя впустят по паспорту с пропиской, а там сделаешь новый. Да и денег всего тысяча.
И тут Женя решила совершить благородный поступок. Она решила сходить наверх к тому киоску и вернуть кошелёк. Женя довольно бодро побежала вверх. Мы сели на скамеечку, ждать и мёрзнуть. Чтоб совсем не примёрзнуть к скамеечке, пошёл, вернее поковылял «осмотреться». Оказывается, тут есть не только кордон, деревянный домик старинного типа.



Тут есть и часовня. У часовни – мемориальные доски с именами погибших альпинистов, столбистов и спасателей.
-Неужели на Столбах так много погибло?
Оказалось, что эти люди погибли не столько на Столбах, сколько на самых разных горных маршрутах. В Саянах, в Хакассии. Из крыши часовни торчит труба и оттуда валит дым.
-Пойдём в часовню, там тепло.
Дёргаем ручку двери – закрыто. Наверное, газовый котёл работает автоматически.

Часовня Святого Иннокентия на Столбах(фото из Интернета).


Нам ничего не остаётся, кроме как подпрыгивать на месте и рассматривать копии детских рисунков, которые тут выставлены. На Лалетинском кордоне мы опять встретили всю группу «ураловедов». Они чуть задержались на Столбах и пришли позже нас. Встретились и сразу распрощались. Группа ушла, а мы остались ждать Женю.
Минут через сорок прибегает Женя.
-Кое-как успела!
Оказывается, кошелёк Артёма продавщица уже отдала какому-то молодому человеку на машине, чтоб тот отвёз его вниз. Типа тот поедет вниз и по дороге встретит человека, который этот кошелёк потерял. А как уж он его узнает – это осталось неизвестным. Или продавщица дала его описание? Женя подбегает к машине, которая уже собралась уехать и хрипло говорит одно слово – «Кошелёк!». А потом опять вниз, к нам. Ей всю дорогу и вверх, и вниз пришлось бежать. Но мы ей горяченького сбитня и пирожок припасли, и сохранили их теплыми. Надо сказать что почти все кафешки там на пути такие, что внутрь не зайдешь. И после пяти они закрываются. Так что если замерзнешь, то это твои проблемы. Греться нечем и негде.
И опять вниз. По сторонам дороги попадаются всё новые и новые скалы, но фотографировать уже неохота. Они возвышаются где-то далеко, справа от дороги на фоне леса и темнеющего неба. Сколько же их здесь? Есть среди этих скал Воробушки, и Цыпа, Беркут и Снегирь. И Малый Орлик. Эти птичьи названия я узнал уже здесь, посмотрев карту заповедника. А из реальных птиц вдруг встретился дятел. Он какой-то тоже особенный, сибирский. Более крупный и пушистый, чем нашии, уральские.



Наконец совсем стемнело. Мы проходим очередной киоск для туристов, естественно, уже закрытый. Потом ещё лес, и ещё немножко лесу. И вот внизу блеснул первый огонёк. И ещё один. Мы вышли к дороге. Вон она, автобусная остановка. Остановка называется «Турбаза». А в какой стороне наш домик, куда нам ехать? Видно, что тут окраина города- жилья нет почти никакого. На остановке – огромная карта Красноярска. И место, где мы находимся, отмечено каким-то значком. Но куда нам ехать, на каком автобусе? Нас опять спасла Женя. У неё был навигатор в телефоне, а главное – она знала, как называется остановка, к которой нам нужно ехать – Базаиха. И вот, мы уже едем по незнакомым улицам и смотрим в заледеневшее автобусное окно. Не видно нифига. Будет ли наша Базаиха, или она совсем в другой стороне? И когда её таки объявили, ликованию нашему не было предела.
Вот и всё. Красноярские наши приключения закончились. Мы поняли, что нам нужно осваивать какие-то телефонные «премудрости». Вникать в то, от чего всегда тошнило. Интернет в телефончике – это всегда было свыше моих сил. У меня даже палец в нужную букву не попадает. Не то, что на клавиатуре компьютера, где буквы большие. Но если хотим и дальше путешествовать по большим городам, то это – необходимое умение.
И в конце мы с Алей хотим поблагодарить всех, кто нашу поездку организовал и всех, кто ездил и карабкался в горы вместе с нами. Игоря Полянина, всех «Ураловедов», Женю, Артёма. Поездка наша была трудной, необычно и запоминающейся. Сейчас нам нужно отдохнуть, переварить все впечатления. А потом – кто его знает. Может, и на Аракульский шихан поедем. Ведь там вроде бы больших городов рядом нет.

Tags: походы, природа
Subscribe

Posts from This Journal “походы” Tag

  • Нас чуть не задушила Манская петля.

    Второй день нашего сибирского путешествия начинался бодро. Усталые ноги за ночь перестали болеть, носки высохли. Мы проснулись конечно же от того,…

  • Молли.

    Мы ходили на Попов остров. Остров интересен тем, что сравнительно легко попасть на него можно только зимой. Потому что остров, он среди болота.…

  • Тропа и дом Александра Ненашева.

    О тропе Александра Ненашева, да и о его доме, у нас было написано не единожды. А тут вдруг случились две новости. Первая - это то, что мы…

  • Блогерам даже Нейва по колено.

    -А вы поедете на сплав? -Почему бы и нет, тем более, что сплав будет по Нейве. Нейва – река спокойная, даже величавая. Никаких тебе там порогов и…

  • Рудянка от Хрен-Камня до Белого Камня.

    Вчера у нас был небольшой поход в мою малую Родину Нейво-Рудянку. Было нас человек десять. Не буду уж всех перечислять, большинство вам известны.…

  • Снеговик.

    Сегодня ж День Туриста. В связи с этим я пошёл в небольшой поход. Всё туда же, на гору Караульную. В лесу сыро, ручьи текут, через них приходится…

  • Какого цвета лапки у лисы?

    Вчера у нас был большой поход на скалы Три Сестры и Семь Братьев. Организатором был естественно городской турклуб в лице его руководителей Н.Н.…

  • К истокам!

    Позавчера у нас было два знаменательных события. День рождения Эллы и поход к истокам нашей реки Бунарки. Где находится устье Бунарки - это…

  • То ли Елтыш, то ли нет.

    Вчера мы ходили в поход. Небольшим таким коллективом в пять человек. Сверхзадача у нас была такова - найти камень, вернее скалу, которая…

promo guriny december 16, 19:19 1
Buy for 10 tokens
Я тут в ЖЖ вычитал, что Путин оставил треть населения России в нищете и сделал всех соседей России её врагами. Ну... Подразумевается что Навальный, если он таки придёт к власти, то со всеми соседями России немедленно опять подружится. И обеспечит трети населения России невиданное процветание. А…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments