guriny (guriny) wrote,
guriny
guriny

Categories:

Маленький город с большими амбициями.



Мы провели три дня в Екатеринбурге. Там у нас был довольно крупный «берестяной» фестиваль-конкурс. Постепенно я расскажу и о нём. А сегодня – у нас будет небольшая экскурсия по городу Екатеринбургу. Началась она неожиданно. Все мы, мастера-берестянщики, пошли ужинать. А на выходе из кафе нас ждал какой-то человек в сером пиджаке, с бородкой и рюкзаком. Он поздоровался со мной и спросил, все ли поужинали, вкусно ли было. Я не сразу понял, что это и есть наш экскурсовод. Экскурсия, кстати, была запланирована программой конкурса-фестиваля.
И первым вопросом, который он задал нашей группе было вот что:
-Как звали последнего русского царя?
-Николай.
-А как звали друга Чебурашки?
-Гена.
-Так вот, меня зовут Николай Геннадьевич.





Оказалось, что Николай Геннадьевич проводит эти экскурсии в свободное от работы время. А работает он научным сотрудником в институте экологии растений и животных. Краеведение – это его хобби. Водит он по городу свои «неформальные» экскурсии для самых разных людей. Иногда даже для каких-нибудь «персон».
-Я знаю почти всё не только о городе Екатеринбурге, но и обо всём Урале. Я расскажу вам о городе много такого, чего вы не узнаете больше нигде.
Заинтригованные, мы пошли вслед за Николаем Геннадьевичем по улице Декабристов.
- А почему эта улица так называется – Декабристов?
-Вероятно, из-за декабристов – сказал кто-то из нас.
-Да. Из-за них. Кстати, вон там вы можете увидеть плечо одного из них.
И точно. Из-за жёлтой стены храма выглядывало каменное плечо памятника, стоящего перед зданием РАНХИГС. А я даже и не знал, чей это памятник, хотя не раз обращал на него внимание.



А улицу назвали так потому, что именно по ней проходил в старые времена Сибирский тракт, по которому брело в ссылку великое множество народа, в том числе и декабристы.
-Вот посмотрите. Если идти на восток, в Сибирь то улица идёт далеко. А если на Запад, то она упирается прямо в Ново-Тихвинский монастырь.
Получается, что монастырь преграждает ссыльно-каторжным дорогу домой, «в Россию». Всё. Из Сибири назад пути нет. Только на небо. Монастырь, стоящий прямо на дороге, как бы намекает… Хотя его можно и обойти по другим улицам, но люди в старину воспринимали это как символ пути без возврата.
Улица Чапаева была в 19-м веке подобием местной «Рублёвки». Тут жили люди богатые. В основном купцы. Уровень проезжей части улицы Чапаева поднят над уровнем тротуаров. Это было сделано для того, чтоб грязь и влага на улице не задерживались, и чтоб они не мешали купцам быстро ездить на своих тройках.
-А под тротуарами есть дренажные канавы, чтоб вся вода стекала вниз. И этот дренаж работает до сих пор.
На самом деле – нет. Не работает. И именно на этой улице. На другой день был дождь, и мы видели на тротуарах довольно глубокие лужи. Но система дренажа «богатых» улиц в Екатеринбурге была. Было и то, что на таких улицах тротуары делались из гранита.
-А ещё шиком считалось гранитное крыльцо.
И точно. Перед дверями многих старых домов лежат огромные тёсаные гранитные плиты. Екатеринбургский богатый дом должен был иметь такое вот «вечное» крыльцо. Плюс красивый металлический козырёк над дверью, балкон с ажурной решёткой и ажурные же ограждения на крыше. Это был такой образцовый набор старокупеческой роскоши.



И вот однажды всё это великолепие исчезло с улиц Екатеринбурга в одну неделю.
-Куда же оно делось, как вы думаете?
Мы, привычные к «металлоедам» 90-х, конечно же сказали, что всё это железо кто-то сдал в металлолом. Так оно и было. Только случилось гораздо раньше. Осенью сорок первого года все архитектурные излишества сняли и отправили в переплавку. Металл был нужен для войны. Осталась железная красота только там, где её было трудно снять.
-Кстати. Каслинского литья в старом Екатеринбурге не было. Оно появилось потом. А все эти элементы были коваными.



Через много лет люди попытались вернуть утраченные украшения. Где-то это удалось, где-то нет. А где-то вместо прежних кованых украшений появись незамысловатые сварные завитушки.



Кстати. То место, откуда мы начинаем свою экскурсию, угол Декабристов и Чапаева, в старые времена считалось чуть ли не окраиной города. Купцы конечно же приценивались к земле, которая находилась в центре. Но в богатом купеческом и промышленном городе за землю в центре просили огромные суммы. Тогда богатенькие решили построить фешенебельный район на отшибе.
-А знаете, на чём зарабатывали екатеринбургские извозчики?
Они конечно ездили туда-сюда по улицам и проспектам города, возили седоков на вокзал и с вокзала. Но главный заработок был вот в чём. Представьте – идёт небольшой дождичек. И проезжая часть городских улиц превращается в море грязи. И стоит на тротуарчике какой-нибудь франт в блестящих штиблетах. И ему надо всего лишь перебраться на ту сторону улицы, а ботинки марать не хочется. И он кричит извозчику, чтоб тот перевез его через грязную улицу. Стоило это удовольствие копеечку. Но за день таких копеечных пассажиров набиралось достаточно. Город-то был богатый, франтов в лаковых ботиночках было много. Такой вот староекатеринбургский челнок, иными словами «шаттл». Кстати, когда ехали на автобусе, видели магазин, который называется «Шаттл». Правда его назвали так совсем не в честь извозчиков. А что же делали извозчики в ясные солнечные дни? Рискну предположить, что то же самое – перевозили франтов через улицы. Правда в этом случае они спасались от пыли.
-С какого момента царь Пётр решил начать свою модернизацию России?
А решил он начать сие многотрудное дело с Нарвского поражения. Когда шведы разбили его армию наголову. И отчеканили медаль, где их величество изображён был в плачущем виде. Тогда Пётр понял, что с иностранными офицерами каши не сваришь, что они продадут его при первом же поражении, как и случилось под Нарвой. Офицеры нужны свои, армия нужна боеспособная, пушек нужно много. И металла тоже нужно много. И тогда он основал первые три уральских завода – Каменский, Невьянский и Алапаевский. Завод в Невьянске потом был передан Демидову.
-А вы знаете, что Демидов никаких пушек не лил?
Это было для нас новостью. Мы-то думали, что лил. Оказывается, на частных заводах пушки не делали. Демидов, конечно, пробовал их отливать, но мало что получалось. Технологии изготовления оружия и специалисты были в основном на заводах государственных. И делиться с частником Демидовым военными технологиями государство не спешило. Я вспомнил и факт, косвенно подтверждающий это. Что было написано на пушках, которые были у Беринга? Там было написано «Каменский завод». Не Невьянск.



У Демидова же была не менее важная для государства функция. Он делал на своих заводах железо, которое поставлялось на экспорт. Как говорят сейчас – был источником валютных поступлений. Россия тогда очень многое не могла производить сама, нуждаясь в поставках из заграницы. Заграницей же всё нужно было покупать за золото и серебро. Ни золота своего, ни серебра тогда у нашей страны не было. Оставалось надеяться на экспорт. Чем больше экспорт, тем больше у страны того же золота. Тем больше можно будет купить разных высокотехнологичных товаров за рубежом. Помните:
- Купи в Амстердаме штурманский сундук.
-Но, герр Питер, это же дорого!
До появления Демидова государство могло надеяться только на продажу пушнины. Так что, этот «крепостной монстр и топитель живых людей в подвалах» был экономическим спасителем государства в самый сложный для него период.
А вот когда Демидов и прочие господа понастроили на Урале заводов, царь Пётр решил послать туда верного человека. Для установления на Урале государственных порядков. Вероятно, он не доверял ни частникам, ни местной региональной власти. Особенно если вспомнить, что местную власть осуществлял печально известный князь Гагарин. Этим верным человеком стал Татищев. Он был без лести предан государю и был при нём в качестве своеобразного «тайного агента». Для конспирации Пётр даже званий воинских Татищеву не давал и орденов не вешал. Тот был всего лишь капитаном артиллерии. Дело у этого «человека с маленьким чином, но большими полномочиями» было громадным. Выбрать место и построить город, который будет промышленным и административным центром Урала. Как говорится – отсель грозить мы будем частникам, чтоб не увлекались.



Татищев построил на Урале целых три города – Екатеринбург, Оренбург и ещё один какой-то населённый пункт, названия которого я не запомнил. Просто тот, третий городок могучим административным центром не стал, потому и не запомнился. Правда я слышал, что Татищев построил ещё и Пермь, но Николай Геннадьевич об этом не упомянул. Строил он Пермь, не строил – мне лень искать. Долго выбирал капитан артиллерии удобное место. И в результате какой-то предельно запутанной романтической истории, где была замешана женщина, место он таки выбрал. То самое, по которому мы теперь ходим. Историю эту наш экскурсовод знал, но не стал нам рассказывать. Не страшно. В другой раз расскажет. Кстати. Артиллеристы всегда были умными людьми. Они ведь должны рассчитывать разные углы и расстояния, чтобы пушки стреляли туда, куда надо. Они должны разбираться в фортификации. Вот умный капитан и выбрал место, которое потомки превратили в то, что мы вокруг видим. Екатеринбург строился как третья, промышленная столица России. Он ею и стал.



Татищев взялся руководить Уралом и неминуемо вошёл в противоречие с Демидовыми. Вероятно, интересы частного капитала не во всём совпадали с интересами государственными. Демидов написал на Татищева жалобу царю. Приврал конечно, чтоб понадёжнее очернить ретивого администратора. Царь немного подумал и капитана Татищева с Урала отозвал. И, может быть, даже не потому, что поверил Демидову. Просто как администратор, тот своё дело сделал. «Столицу» основал, власть государственную утвердил. Теперь нужно было ставить на это место профильного специалиста, чтобы он развивал территорию со знанием дела. Им и стал генерал де Геннин, горный инженер по специальности.
-Его все считают голландцем. Но ведь в Голландии гор никаких нет, рудников нет…
Оказывается, он вовсе не голландец, а немец. Просто он был на голландской службе, где и получил свой генеральский чин. Вот потому и голландец. Наверное, и дворянскую приставку «де» к своей фамилии он получил тоже в Голландии. Я слышал, что в те времена в Голландии могли её дать и просто какому-нибудь видному человеку. Не дворянину.
-А так – обыкновеннейший немец, вернее саксонец.
Золото же нашли на Урале уже после смерти Петра. Или за год до его кончины. Не успел император порадоваться новому мощному источнику «валютных поступлений».
-Рим стоит на семи холмах, а Екатеринбург начался с трёх горок – Московской, Обсерваторской и Вознесенской.
А ещё город Екатеринбург строили опять же как Нью-Йорк. Или как Рудянку. Прямые улицы, пересекающиеся под прямыми углами. И если в Рудянке улицы были названы как придётся, то тут – строго как в Нью-Йорке. С Востока на Запад шли проспекты, а с Севера на Юг – улицы. До революции эта система названий сохранялась, а потом была утрачена. И проспекты были переименованы в улицы
Мы идём, иногда останавливаемся и слушаем Николая Геннадьевича. Мимо нас плавно катятся машины, проносятся мотоциклисты. Вдруг ярко-жёлтый газик-кабриолет. Идеальная машина для понтов.



Кто-то из приезжих, не уральцев спрашивает:
-А вот этот канал, он рукотворный.
Я подумал, что за канал. Это ведь река Исеть. А Николай Геннадьевич сказал:
-Пойдёмте дальше, на следующей остановке расскажу.
Мы заходим на Царский мост. Потом спускаемся к самой воде. Исеть довольно быстро катит перед нами свою не совсем свежую, зеленоватую воду.
-Этот мост называется Царским, а сам проспект назывался Александровским в честь цесаревича Александра, будущего царя Александра Третьего.



Будущих царей в России отправляли путешествовать по стране. С той мыслью, что когда он станет руководить государством, то времени для путешествий у него уже не будет. Но посмотреть, чем живёт его страна, будущему императору необходимо. Вот Александр и поехал. В Тагиле спускался в шахту, смотрел на паровоз, а в городе Уральске для него устроили фальшивое багрение. Он стоял на плоту с отверстием с багром в руках, а под плотом сидели в воде казаки и подавали под царский багор самых жирных осетров. Что уж он делал в Екатеринбурге, я не помню. Потом эта традиция царских путешествий распространилась и на другие страны. Николай тоже путешествовал. В поездке по Японии его чуть не зарубил японский городовой.
-Да. Тот самый японский городовой.
Что в точности означает название Исеть, по хорошей уральской традиции никто не знает.
-Говорят, что в переводе с татарского это слово значит «запах собаки», в общем пахнет псиной.
Получается, что Исеть пахла псиной ещё в незапамятные времена, когда в неё не сливали канализационные стоки и даже не стирали в ней бельё. Исеть начинается где-то в болотах, поэтому и вода в ней несвежая. А мост Царский был сначала деревянным, потом его построили в камне.
-А кто разглядит, в каком году он был построен?
Цифры, вырубленные в камне, еле видны. Никто из нас не разглядел – 1890.Смотрите на центральный камень. На нём какое-то небольшое углубление вроде гербового щита. А под ним - цифры.



Этот мост был окраинным. Поэтому на нём не было будки с охранником, как на других мостах. И когда чистили русло Исети, то возле моста нашли более пятидесяти нательных крестиков. Всех этих людей убили разбойники. Конечно, за многие годы. Убили, ограбили, а трупы скинули в реку. Кости унесла река, а крестики остались.
А когда строили Свердловский метрополитен, то нужно было рыть ход под руслом Исети. Грунта нарыли много. Потом его промыли и извлекли сколько-то золота. Говорят, его было столько, что метростроевцы окупили свои затраты на проходку и остались с прибылью. Между каменными быками моста можно заметить старые сваи, забитые в дно чуть не триста лет назад. Эти сваи обмазывали сначала навозом, потом нагревали, чтобы соли, содержащиеся в навозе, пропитали дерево. Потом обворачивали брёвна рогожами. И потом забивали. Вот и стоят они триста лет.
-А вон там, видите, вода стекает в Исеть?
Оказывается, это совсем не канализация, как мы сначала подумали. Здесь в Исеть впадает подземная речка с чистой водой. Небольших речек в Екатеринбурге было несколько, и их все они были спрятаны в подземные русла.



Разговор возвращается к купцам. Самые богатые купцы считали своим долгом разбить парк. В городе было несколько купеческих парков. Вот и тут был такой парк. Гранитные плиты на берегу, античные статуи, причалы для лодочек. Но плавать на лодочках было некуда. Глубина Исети здесь всего полметра, а то и меньше, да и пахнет. Постепенно всё и заглохло. И никто в давние времена набережных на Исети уже не строил. Обходились купцы и без них. Первые набережные стали строить уже в советское время, а эту построили совсем недавно. Идём по набережной, рассматривая окрестности.



-А это что за трубы с красивыми навершиями?
-Тут был пивзавод.
В городе Екатеринбурге народу жило немного. В начале 20-го века пятьдесят тысяч, а чуть раньше – и вообще тридцать. И на эти тридцать тысяч населения было четыре пивзавода.
- Однажды водил я экскурсию металлургов из Тагила. Вылезли они из автобуса и сразу пошли за пивом. Вот тогда я и понял, что нужно рассказывать о городе, чтоб они прислушались. Стал им рассказывать о злачных местах.



Сегодня на месте того пивзавода стоит завод «Тонус», здесь разливают минеральную воду. И завод до сих пор пользуется артезианской скважиной, которую пробурили в 19-м веке. Скважина эта 150 метров глубиной. Смогли же предки на такую глубину забуриться. Красивый вид мог бы быть. Там ведь под трубами, и цеха старинные. Только всё портит уродливый забор из профнастила. И дыры эти в трубах.



Идём дальше и оказываемся на задах какого-то безликого и серого современного здания.
-Это синагога.
Екатеринбург строился как город христианский. В нём были храмы православные, был католический собор, были церкви протестантские. Но не было ни одной мечети, не говоря уж о синагогах.



Купцы Агафуровы в своё время много шумели, чтоб построить в городе мечеть, но руководство города всегда отклоняло их инициативу. А ведь они были фантастически богаты. Но даже деньги в этом вопросе оказались бессильны. Единственное, чего добились Агафуровы – это открытие в городе отдельного мусульманского кладбища. Да и то, открыли его уже перед самой революцией. А синагоги в городе были тайные. В жилых домах.

Та же синагога уже со стороны фасада.


Теперь археологи раскапывают эти места и находят множество подтверждений тому. Про «тайные» синагоги я конечно слышал, но всегда считал их принадлежностью городов более южных. Ну, Киев – это понятно. Но чтоб у нас на Урале… Кто-то из историков писал, что чуть ли не весь 19-й век в городе не было вообще ни одного еврея. Получается, что это было совсем не так.
- Тут был квартал католический, там квартал старообрядческий, а чуть поодаль была та самая «Рублёвка».



В католическом квартале была даже своя католическая школа. Большое количество иностранных специалистов требовало и соответствующей «инфраструктуры». Кстати, некоторые иностранные специалисты служили России откровенно спустя рукава. А вот деньги им платили довольно большие. И некоторые могли пропинать балду пять лет на Урале, а потом уехать на родину и жить там довольно богато. Центром квартала был костёл Святой Анны. При коммунистах его снесли, а в наше время построили вновь, но уже в другом месте. Мы идём мимо какого-то автосервиса. И вдруг оттуда нам кто-то кричит по-немецки. Такой вот «привет из прошлого».
Проходим мимо двух домов купцов-старообрядцев Рязановых. Они стоят по разные стороны улицы. Один дом построил купец для себя.



А напротив – для сына. И чтоб опять же ботинки не марать, устроили купцы подземный ход под улицей. Во время Гражданской войны купцам нужно было бежать. Много богатств они взять с собой не могли. Горсть бриллиантов ещё можно было спрятать за подкладкой шляпы. Но взять с собой какую-нибудь серебряную посуду или дорогой хрусталь-фарфор - это было выше сил человеческих. Поэтому купцы стали делать тайники, надеясь после краха коммунистов своё добро забрать. Рыли в земле, закладывали в стенах. Подземный ход был идеальным тайником.
- Он до сих пор так и стоит замурованный, этот подземный ход. А что внутри – никто не знает.



Николай Геннадьевич бывал в обоих домах. И видел этот заложенный ход с обеих сторон.
-Там сильно всё завалено мусором, но кладка видна.
Вряд ли там есть какие-нибудь сокровища. Но вдруг?



Рязановы же построили Троицкий собор. И если уж они были старообрядцами, то этот собор сначала был единоверческим. С восточной стороны собора было кладбище. Собор был при Советской власти дворцом культуры. А в девяностые кладбище вдруг снесли. Тайно. В одну ночь. Срыли все купеческие памятники и вывезли все кости на свалку. А на этом месте построили «Атриум». Историки и археологи потом очень возмущались тем, что был загублен целый пласт истории города. Кстати. Многие люди до сих пор уверены, что рязановский подземный ход шёл не под улицей «от отца к сыну», а от дома купцов до церкви. Но до церкви ведь гораздо дальше. Идти пятьсот метров под землёй - удовольствие небольшое. И главное – зачем? Чтобы ходить в церковь тайно?



Мы идём мимо домов старых и современных. Андрей Чаплинский вдруг спрашивает, а почему на каменных домах не делали деревянных наличников. Он как раз изучает наличники, и его этот вопрос сильно интересует. Точного ответа на этот вопрос нет. Почему-то люди, строившие для себя каменные дома, предпочитали и декор каменный. Но одну любопытную историю про наличники нам рассказали.
-Раньше, чтоб торговать спичками, нужно было особое разрешение. Как на торговлю порохом. И чтоб этого избежать, купцы возили спички контрабандой с Вятки.



Был среди этих контрабандистов один человек по фамилии… Забыл я фамилию. И он как-то сумел открыть спичечную фабрику в Екатеринбурге. И была у него одна задумка, а денег не было. И тогда он пошёл к руководству города и попросил:
-Вы всех своих ассенизаторов выгоните. А меня назначьте вывозить нечистоты. Моя фирма будет это делать дёшево и надёжно.
Так и сделали. И несколько лет этот «человек без фамилии» занимался неблагодарным делом вывозки дерьма. Он сколотил на этом некое состояние. И стал осуществлять свою задумку. Он построил фабрику по производству оконных наличников.
-Посмотрите. Эти наличники сделаны промышленным способом.
И точно. На них есть следы фрезерования. Если деревенские наличники выпилены узенькой пилой и кое-где обработаны резцом, то наличники городские фрезерованы. А может быть, даже и выпилены на станке.



У купца были каталоги, с помощью которых можно было заказать любой резной узор.
-Хочу украсить дом номером сорок пятым – говорил клиент и тыкал пальцем в страницу с картинкой.
Люди богатые строили каменные дома, люди победнее – дома полукаменные. И люди «совсем бедные» строили дома деревянные. Полукаменные дома строили по одному типу. Внизу каменное помещение лавки, вверху деревянные жилые комнаты.



Жить в каменных покоях многие уральцы не любили. В деревянной горнице летом прохладнее, а зимой теплее. Именно поэтому существуют в городе и очень богатые дома, построенные из дерева.



Но никто не строил домов без фундамента, как в деревне. Хоть и дорого было построить каменный фундамент, но люди всё равно стремились «жить, как в городе». Амбиции, они обязывали. Хотя… Может быть, деревянные дома без фундаментов просто сгнили, не дожив до наших дней.
-А вон магазин. Его явно построил кто-то не очень богатый, чтобы пустить пыль в глаза.



И точно. Пышный неоготический фасад, а за ним - обыкновенный дом без украшений.
Мы в школе на уроках английского учили, что в Вашингтоне запрещено строить дома выше Капитолия. Здесь было то же. Был дом Горного начальника. Хотя почему был? Он и до сих пор стоит на берегу пруда. В этом доме три этажа. И никому не разрешалось строить дома трёхэтажные. Даже самым богатым купцам. Можно было строить высокие потолки, но третий этаж – ни за что. Потом, конечно, этот запрет отменили.



Но даже сейчас, во времена небоскрёбов, эти екатеринбургские каменные громады не подавляют человека. Архитектурная школа города «Е» не позволяет строить «подавляющих» домов. Конечно, в наше время обходятся без запретов. Просто архитекторы стараются все дома делать соразмерными.



-А вот у этого магазина мы с вами расстанемся – сказал Николай Геннадьевич- Наша экскурсия окончена.
Сам этот магазин уже сто пятьдесят лет не меняет своего профиля. Как он при постройке был ювелирным, так он и остаётся. Это магазин «Аметист».



Мы благодарим Николая Геннадьевича за экскурсию, записываем его телефон.
-А по подземельям вы сможете?
-Наверное, смогу и по подземельям.
И если нам удастся набрать некоторое количество желающих, то мы можем узнать ещё много нового и интересного о городе Екатеринбурге. Мне кажется, стоит задать любую тему, и Николай Геннадьевич сможет устроить по этой теме увлекательное путешествие. Екатеринбург – город богатый на причудливые исторические факты и легенды.


Tags: Екатеринбург
Subscribe

Posts from This Journal “Екатеринбург” Tag

  • Немного старинных автомобилей.

    Немного старинных автомобилей этого лета. Люблю старинные машины. В детстве кстати было наоборот - я их терпеть не мог, предпочитал современные. А…

  • Берестяная река Урала

    С 9-го по 11 июля в Екатеринбурге проходил фестиваль-конкурс «Берестяная река Урала». Это был первый на Урале профильный конкурс по…

  • Немного Екатеринбурга. Надписи на стенах.

    Например, вот. "Звери бегут с каторги". Написано на стене института. Неужели студенты такие уж звери? И неужели учёба - такая уж каторга? Та…

  • Немного картинок с фестиваля Иван-да-Марья.

    Недавно мы были на фестивале "Ива-да-Марья" в Екатеринбурге. Проводили небольшой мастер-класс. https://instagram.com/p/COJAIPCjJza

  • Улица Меховая.

    Есть в городе Екатеринбурге одна улица. Вот она кстати начинается. Вроде улица как улица. Люди по ней ходят, машины ездят. Ничего особенного.…

  • Выложу первую попавшуюся.

    Сегодня мой компьютер принесли из починки. Переустановили то-сё. А потом я долго вспоминал пароли и возвращал себя в мир. По такому случаю выложу…

  • Чум летний и чум зимний.

    Эти фото были сделаны ещё осенью. Тогда в Центре традиционной культуры Среднего Урала была выставка, посвящённая народам Севера. В выставочный зал…

  • Дизель в Среднеуральск.

    Сегодня в новостях читаю: "Из Екатеринбурга в Среднеуральск пустили рельсовый автобус". Ого! Я был удивлён и обрадован. Но, оказывается, пустили…

  • Засада.

    Сегодня ездили в Екатеринбург с Володей и Эллой. Задали вопрос навигатору: -Алиса, как нам доехать до Музея природы? -Езжайте вот туда, потом…

promo guriny january 6, 2015 20:57 9
Buy for 10 tokens
Вчера написал я пост про слово-замануху. В качестве заманухи были использованы две известных фамилии - Навальный и Ройзман. Я просто вставил несколько раз повторяющиеся фамилии в свой пост. Одни фамилии и только. И что ж я получил в результате? Число посещений моего журнала выросло, но…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments