Tags: родина

картинка

Посёлок Стахановский.



     Есть в Кировской области по дороге на Котлас такой посёлочек, называется Безбожник. Километрах в десяти от него, в лесу стоит ещё один. Называется Стахановский. Именно там, на Стахановском жила моя бабушка Гурина Таисия Смарагдовна. Там же прошла юность моего отца, Гурина Вячеслава Кузьмича. Люди там в то время валили лес и занимались сельским хозяйством. 
     Кстати отец мой вот он, слева. Сидит с какой-то белой палочкой в руке. Фото сделано, когда он учился в старших классах школы.Он тогда летом  работал на железной дороге, шпалы подбивал, щебня подсыпал. В общем, зарабатывал себе на приличный костюм. 


Collapse )
Buy for 10 tokens
Никакой я не мучитель, Просто школьный я учитель, Никакой я не маньяк, Просто я учу их так.
картинка

Фото старого Урала.



   Иногда на "Яндекс-фотках" можно найти немало интересного. Например, справочная книга "Урал" за 1917-й год. Взято вот отсюда.  Выложил эти фотографии ижевский писатель Сергей Жилин. Вот его сайт http://zhilin-izhevsk.narod.ru/projs/volbor_002.htm



   Наверное, в этой книге немало и теста, но здесь были выложены в основном фотографии. Вставлю те, которые относятся к нашей округе и некоторым местам, где я когда-то бывал. Фотографии правда не ахти какого качества. Явно не Прокудин-Горский и не Карл Булла. Хотя скорее всего, фотографы тут не при чём. Это качество печати было неважное.

Collapse )
картинка

Немного Невьянска. Снежная крепость во дворе.

Шёл я вчера по городу Невьянску и вдруг во дворе одного из домов увидел это.

Невьянск 103.JPG

Это ж настоящая снежная крепость. Довольно высокая башня, сложенная из снежных кирпичей. Чуть ли не выше самого дома.

Collapse )
картинка

Нейво-Рудянка в рассказе Мамина-Сибиряка.

    Иногда встречаешь упоминания о своей малой родине Нейво-Рудянке в довольно неожиданных местах. И открывается какой-то совсем новый кусочек истории родного края.

    Например, читаю я рассказ Мамина-Сибиряка "Самоцветы". О том, как писатель ездил в самоцветную Мурзинку. Ездил он туда со своим приятелем Василием Васильевичем, небогатым дельцом-золотоискателем. От Екатеринбурга до Невьянска ехали по железной дороге, потом на лошадях.

     И вот, когда поезд подошёл к Рудянке, в вагон вошёл молодой человек. Небогато одетый парнишка кержацкого вида. А ехал он не куда-нибудь, а в Париж на выставку. С камнями. Дорога в "цивилизованный мир" была тогда одна. Из Екатеринбурга через Нижний Тагил в Пермь. А в Перми нужно было сойти с поезда и плыть на пароходе до Нижнего Новгорода. А уж оттуда опять на поезде в Москву, Петербург, Европу. Прямая дорога из Екатеринбурга в Пермь была построена позже. 

     Получается, что уже тогда, в конце 19-го века, наши земляки из уральского захолустья, из Рудянки, ездили в Европу со своими камнями. И их камни, найденные в лесах нашей округи не стыдно было показать даже в Париже.

      А это рудянский вокзал. Само здание вокзала новое. Но его построили в семидесятых годах точно там же, и такого же размера, как и старый вокзал, помнивший ещё Мамина-Сибиряка.

30 Янв 086.jpg

     Вот что пишет об этой встрече сам Мамин-Сибиряк. 
Collapse )
картинка

Ныроб. Около храмов.



   Дорога по Ныробу идёт мимо  деревенских домиков. Это одна из главных улиц посёлка - улица Ворошилова. Климент Ефремович тоже был одним из "ныробских узников". Его сослали сюда в начале 20-го века. Ныроб был местом ссылки всегда. В семнадцатом веке, в девятнадцатом, в двадцатом. Во время сталинских репрессий сюда тоже ссылали. Не исключено, что кто-то из людей известных тоже сидел здесь в это лихое время.
      А выше по горке будет аэропорт.  Аэропорт ныробский в отличие от многих захолустных аэропортов, всё ещё действует. Конечно количество рейсов в эти края сократилось в десятки раз. Зато отсюда туристы летают на вертолёте на Маньпупынёр -  плато, где стоят громадные каменные скалы-останцы. Лететь отсюда до "каменных идолов" довольно долго.
   
Ныроб.
Collapse )
картинка

Прощание с Усольем. Часть вторая.

       Начало здесь.
      А на острове зимой всё так же бесприютно и безлюдно. Ни души. Лишь одинокая собака сидит перед окончательно заброшенным домом. И целое поле бурьяна там,  где когда-то (в 2006-м году) была ярмарка в день четырёхсотлетия Усолья..

Усолье 047.JPG

Collapse )
картинка

Прощание с Усольем. Часть первая.


nbsp;    Ну вот, Это, наверное, будут последние мои фотки из Усолья. Вряд ли я когда-нибудь приеду ещё раз в этот город. Родственники мои уезжают отсюда в Пермь. И теперь два раза в год - зимой и летом мы будем ездить уже на новое место.
    Будем ходить гулять по неизвестному нам пока берегу речки Мулянки вместо  крутого берега Камы.

Усолье 010.JPG

     Последний мой пост про Усолье будет почти таким же, как и первый. Вернее, как первый и второй. Четыре года назад город Усолье впервые появился на страницах моего журнала. И первые два поста про этот город как раз и были про зиму, снег, остров, заснеженную Каму. Про большого пса по кличке Амур, с которым гуляли только мы. 
    Теперь наши думают, как они будут везти Амура в Пермь. Он ведь никогда в машине не ездил. Удастся ли затащить его в кузов? К тому же частенько случается так, что собак в машине укачивает и тошнит.
Collapse )
картинка

Ныроб, Пермский край. Часть вторая. Темница Михаила Никитича.

   Начало здесь.  
   А мы погрузились в машину и поехали в центральную часть посёлка. Туда, где храмы, туда, где находится яма-темница Михаила Никитича.
     Вот он, исторический и духовный центр Ныроба. Часовня над ямой-темницей и ограда, сделанная в стиле русского модерна. Ограда была построена в 1913-м году к трёхсотлетию Дома Романовых. В советское время только эта ограда напоминала о некогда бывшем здесь святом месте.

Ныроб.

    В советское время внутри этой ограды был "увеселительный сад с подачей пива". А сама яма-темница была засыпана. Впрочем, чего это я про пиво. Пиво - продукт скоропортящийся. И в место, куда не было дороги, его вряд ли поставляли. А в Ныроб надёжной дороги в советское время не было. Ну, не возить же пиво по воздуху.
     В те времена даже мороженое здесь было редкостью. Его привозили только зимой. Когда укатают зимник и наморозят на реках толстые ледовые переправы, чтоб машины без риска могли выехать на лёд.
Collapse )
картинка

И опять четыре ерша.



  В общем, хотели это мы пойти всем нашим дружным сообществом на рыбалку. В прошедшее воскресенье. Но случилось так, что никто из наших друзей поучаствовать не смог. Все были заняты.  Поэтому мы пошли одни. Только мы с Алей.

Рыбалка 103.JPG

Collapse )
картинка

Ныроб. Часть первая.


     Выложить эти фотографии Ныроба я хотел ещё давно. Когда Чердынь выкладывал, тогда же хотел и Ныроб выложить. Ведь ездили-то мы туда в один день. Но не выложил. А сейчас спохватился. И решил, что лучше уж поздно, чем никогда.
      В Чердыни мы остановились у памятника Ленину  и стали спрашивать дорогу в Ныроб. Впрочем, об этом я уже писал. А потом мы долго ехали через проливной дождь, грязь, заросли огромного борщевика. И думали, а не свалится ли нам на голову бревно с проезжающего лесовоза. Раньше, когда я служил в этих краях, такое бывало. Но за двадцать с лишним лет крепления на лесовозах стали надёжнее. А ещё мы думали, а не повернуть ли нам назад, уж слишком мокрым, грязным и гиблым казалось место.
      Но любопытство пересилило. И вот, мы въезжаем в Ныроб.

Ныроб.

    В нескольких постах про Белдыцкого и его повесть "Ныробский узник". я уже писал о древней истории Ныроба. Писал и о том, что название Ныроб переводится с коми-пермяцкого как  "Поле Носа". Одного из четырёх первых жителей крошечной тогда ( в начале 17-го века) деревушки звали Иванко Нос. Впрочем это имя у Белдыцкого упоминается, можете прочесть сами.
     А  скульптурный портрет того Иванки Носа я тоже как-нибудь выложу. В чердынском музее имени Пушкина этот портрет есть, только вот пост про него я так и не написал.
Collapse )